парадоксаф друхъ (lussien) wrote,
парадоксаф друхъ
lussien

Categories:

Израиль в ближневосточном пасьянсе

Cовременная эпоха на Ближнем Востоке, в отличие от прошлых десятилетий, характеризуется сложным многополярным противостоянием «всех против всех». Арабо-израильский конфликт уже не играет той доминирующей роли, что прежде. Куда большее значение для арабских режимов играет противостояние суннитов и шиитов и острые либо вялотекущие гражданские войны в доброй половине арабских стран.



Существует несколько относительно размытых блоков и центров влияния:

- Израиль,
- США и Евросоюз,

- страны Залива во главе с Саудовской Аравией, к этому блоку все активнее подключается Египет,
- шиитский блок Иран – Сирия – Хизболла – йеменские хуситы, этот блок поддерживается Россией, которая, впрочем, в самое последнее время, поняв, что режим Асада обречен, перестает оказывать ему помощь, прекратив даже техобслуживание российских самолетов, находящихся на вооружении Асада,
- исламистские группировки, самыми мощными из которых являются ИГИЛ, Мусульманские братья и многочисленные отряды, причисляющие себя к Аль-Каиде, вроде воюющей в Сирии Ан-Нусры,
- курды, которые не являются глобальным игроком, а лишь продолжают мечтать о независимом Курдистане и пытаются противостоять ИГИЛу и отчасти Турции,
- наконец, более или менее прочная коалиция двух богатых исламистских режимов, имеющих собственные амбиции на лидерство в регионе – Катара и Турции.

Катар располагает гигантской финансовой мощью, он много чего скупил на Западе, но главное - у него есть
CNN (который в Израиле давно уже расшифровывают как CrescentNewsNetwork - Новостная Сеть Полумесяца) и Аль-Джазира, посредством которых он может влиять на мировое общественное мнение. Вообще понадобится не одна страница, чтобы перечислить европейские и американские банки, аэропорты, небоскребы, автоконцерны и пр., принадлежащие арабским спонсорам террора, таким, как Катар. 9 из 20 влиятельнейших государственных фондов, активно влияющих на позиции государств мира и при этом всегда остающихся в тени, принадлежат арабским странам. В прошлом году общий оборот этих фондов составил 4,5 триллиона долларов, поистине гигантская сумма. Одновременно деньгами Катара много лет накачивалась «Аль-Каида», в Катаре прятался и спонсировался, например, Халид Шейх Мохаммед, организатор бойни 11 сентября. При всем при этом на территории Катара, в 40 км от Дохи, расположена крупнейшая база ВВС США Аль-Удейд, на которой дислоцированы свыше 4 тысяч военнослужащих США. С нее американцы ведут круглосуточную радиолокационную разведку всего региона с помощью самолетов АВАКС и наземного оборудования, осуществляя мониторинг за навигацией в Персидском заливе и Ормузском проливе. Помимо этого, недалеко от Аль-Удейда на окраине Дохи складировано оружие СЕНТКОМа США на случай «большой» войны в Заливе. В 2002 году там же дислоцировалось командование войск США, осуществлявшее захват Ирака. В силу сказанного не очень удивляет тот факт, что Джон Керри во время войны в Газе занял откровенно прохамасовскую позицию и пытался навязать Израилю проект мирного соглашения, написанного под диктовку Катара и Турции. Ибо именно Катар — стратегический союзник обамовской администрации, а не Израиль, и изменить это положение мог бы разве что импичмент Обамы. Катар же был создателем ИГИЛ, он же поддерживает и частично правящую исламистскую группировку Ливии, с которой борются силы, поддерживаемые Египтом и Саудовской Аравией.

Турция занимает несколько обособленное место, поскольку арабы не считают турок своими, и это мешает Эрдогану стать лидером всех исламофашистских сил региона. С Ираном Турцию разделяет суннито-шиитский конфликт и личная ненависть между Асадом и Эрдоганом, с египетско-саудовской коалицией – кардинально-противоположные взгляды на Хамас и Мусульманских братьев. Поэтому Турция блокируется с Катаром и поддерживает джихадистов в Сирии, включая и ИГИЛ, которому за дешевую нефть из Ирака и нефть и газ из Сирии продает оружие, являясь в настоящий момент единственным глобальным игроком, поддерживающим ИГИЛ (Катар под давлением саудовского блока и американцев от этой роли, по-видимому, отошел).

ИГИЛ был создан бывшими саддамовскими офицерами на деньги Катара и быстро захватил большие районы Ирака и Сирии, не встречая серьезного сопротивления, поэтому сила его сильно преувеличена. Иракская армия – миф, в суннитских районах Ирака она просто не желала оказывать ИГИЛу никакого сопротивления, а в шиитских проявила полное отсутствие у нее боевого духа и желания воевать, что после долгой и кровавой иракской войны и больших потерь было немудрено. К тому же ИГИЛ умело запугал ее своими зверствами.


Тем не менее (или именно поэтому) я совершенно не считаю ИГИЛ главной угрозой Израилю. Напротив, я убежден, что на данном этапе он Израилю весьма полезен, недаром Иран называет его второй раковой опухолью наряду с Израилем.

Польза от ИГИЛА следующая:

1. Он воюет с Ираном, Сирией и Хизбаллой, препятствуя шиитской экспансии.
В частности, он постепенно захватывает территорию Сирии вместе с Ан-Нусрой (которая порой даже кооперируется с Израилем) и препятствует доставке иранских ракет Хизболле. Благодаря тому, что Хизболла занята ИГИЛом, на севере Израиля спокойно. Более того, в последнее время ИГИЛ даже вступил в противоборство с Хамасом в Газе.

2. Для арабских стран ИГИЛ - тоже большое бельмо в глазу, и пока они заняты ИГИЛом, они не тратят силы на борьбу с Израилем, наоборот, вынуждены с ним кооперировать.

3. Для Европы и США зверства ИГИЛа - это всегда лучшее доказательство того, чем на самом деле является ислам. И пока они борются с ИГИЛом, они не теряют время и силы на борьбу с Израилем.

4. Для самого Израиля ИГИЛ практически не опасен. По многим причинам (его вооружение, местонахождение и т.д., а главное - бомбить его можно совершенно безнаказанно, без опаски вызвать истерики в ООН и мировых СМИ). Его лидер Аль-Багдиди тяжело ранен и парализован. И очевидно, что значительного усиления ИГИЛа США и саудовско-египетский блок не допустят.

Каковы ближайшие перспективы?

Войны в Ираке и Йемене будут, очевидно, продолжаться еще долго, поскольку ни та, ни другая сторона уступать не намерены. Шиитов поддерживает Иран и отступаться он тоже не будет.

В Сирии режим Асада падет в довольно обозримом будущем. Асад отрезан от источников газа и нефти, потерял половину территории страны, важные военные базы, да и деньги у него кончились, как и солдаты, запасы алавитов в Сирии весьма ограниченны. Доступ к турецкой и иракской границам отрезан, осталась только ливанская, и именно оттуда Хизболла пока держит его, но, поскольку она сама зависима от иранских поставок, то и ей становится все тяжелее. Скорее всего все остатки проасадовских войск уже в течение ближайшего года обоснуются в прибрежной провинции Латакия, населенной алавитами, Асад уже сейчас перебрасывает туда войска и строит укрепления. На остальной территории Сирии будет идти вялотекущая война между ИГИЛом, относящейся к Аль-Каиде Ан-Нусрой и «умеренными» суннитскими группировками, подпитываемыми Саудами. Всем им в ближайшее время будет не до Израиля, да и нет у них возможностей бороться с Израилем, пока тот занимает Голанские высоты.

Весьма вероятно, что эта война перекинется на территорию Ливана, где существует противостояние между шиитской Хизбаллой, суннитами, христианами и друзами. Для Израиля это оптимальный сценарий, и самое оптимальное в нем – это то, что Иран потеряет возможность вооружать Хизбаллу по суше. Вообще как для Ирана, так и для Хизбаллы падение асадовского режима – геополитическая катастрофа. Суннитский клин между ними подобен осиновому колу.

Что касается политики США в регионе, то я лично считаю, что она обусловлена не столько какой-то глобальной стратегией, сколько полной политической слепотой Обамы и Керри. Другая точка зрения, что «проект Обама» был создан специально для продвижения иранских интересов в регионе, тоже вполне имеет право на существование. Правду об этом, мне кажется, мы узнаем не скоро, но для оценки будущего она и не важна. Важно другое: пресловутое «окно возможностей», которым американцы вечно пугают Израиль, на сей раз закрывается для самого Обамы. Времени, чтобы давить на Израиль и выкручивать ему руки, угрожая пропустить пропалестинские резолюции в совбезе, у него осталось полгода. С начала будущего года начинается президентская кампания, во время которой Демпартия не позволит Обаме гадить Израилю, чтобы не потерять голоса избирателей. В довершение ко всему ФРС вскоре должен наконец поднять учетные ставки, а это неизбежно приведет к тяжелому экономическому кризису, как пишут аналитики Дойче банка (и не только они). А кризис это неизбежно будет связан с именем Обамы и он будет занят им по горло. Таким образом, будущую политику США на Ближнем Востоке будет определять уже новый президент, и есть неплохие шансы, что им будет республиканец. И тогда все карты будут смешаны и розданы по новой...



СМИ: «Падение Асада ближе, чем когда-либо»
До сих пор Башар Асад мог рассчитывать на своих зарубежных союзников: россиян и «Хизбаллу» Но этот союз, похоже, рушится
Немецкая газета Die Welt опубликовала статью, в которой прогнозируется скорое свержение президента Сирии Башара Асада и приводятся аргументы такого прогноза, сообщает УНИАН.
Уже не в первый раз в продолжающейся четыре года гражданской войне в Сирии появляются объявления о досрочной победе. Это звучало и в интервью Абу Мухаммада аль-Голани, лидера Фронта Нусра, предоставленном спутниковым каналом Аль-Джазира неделю назад: «Я могу заверить вас, что падения Асада ждать осталось недолго».
Но было бы ошибкой отмахнуться от слов Голани, приняв их за позерство. Поскольку, самый кровавый конфликт на Ближнем Востоке на протяжении десятилетий и худшая гуманитарная катастрофа 21-го века, возможно, действительно находятся на решающем этапе: уверенность Голани в победе сопровождается паникой в лагере Асада.
Динамика на поле боя кажется понятной: раньше режим мог концентрироваться на нескольких важных точках, а теперь он должен бороться на многих фронтах одновременно. Уже давно бои вокруг Дамаска стали обыденными. Даже оплот Асада Латакия на побережье Средиземного моря все чаще становится мишенью для нападений.
Только в мае исламистским повстанческим группам удалось взять город Идлиб и окружить войска режима во втором по величине городе Сирии Алеппо. В то же время на крайнем северо-востоке страны упал последний оплот режима в Джиср эш-Шугур, и террористы исламского государства (ИГ) завоевали город Пальмира, и солдаты Асада вынуждены были бежать. Поражение было настолько решающим, что государственное телевидение Сирии, которое ранее не говорило даже о перспективе «скорого захвата», сообщило об «отступлении».
ИГ сейчас захватили более половины территории страны. По оценкам, 80 процентов запасов нефти и газа Сирии находятся в руках террористов. Режим контролирует только восемь процентов. Благодаря поставкам оружия из стран Персидского залива, у противников Асада впервые есть противотанковые ракеты, и они прибавляют сирийским войскам значительные потери. Они также захватили тяжелое вооружение и, таким образом, сейчас оснащены лучше, чем когда-либо. Кроме того, они выгодно координируют свою деятельность друг с другом.
Это отметили также наиболее важные союзники Асада. Четыре фактора так долго продержали сирийского президента у власти: дипломатическая страховка и материально-техническая помощь из России, массивная поддержка со стороны Ирана, прямая военная помощь ливанской Хезболлы и готовность меньшинств Сирии, бороться на стороне Асада, потому что дьявола радикально-исламистских боевиков они боялись больше, чем Вельзевула (сатану) из Дамаска.
Теперь альянс начинает давать трещины. По данным арабской газеты «Аш-Шарк аль-Аусат», Россия отозвала половину своего дипломатического персонала из Дамаска. Более 100 военных советников и членов их семей покинули Сирию.
Кроме того, русские, должно быть, прекратили обслуживать бомбардировщики «Сухой» ВВС Сирии – один из главных видов оружия сирийского режима. Поэтому министр обороны Фахед Джасем аль-Фредж спешно поехал в Тегеран, чтобы попросить Иран, повлиять на Москву.
Арабские СМИ видят в этом переломный момент в ближневосточной политике Москвы: Россия стремится к сближению со странами Персидского залива, которые находятся на стороне повстанцев, чтобы обойти санкции Запада. Но арабы хотят, чтобы Москва дистанцировалась от Асада.
Теперь может произойти следующее: С точки зрения России, Асад был важен, потому что он гарантировал Москве использование военного порта в Тартусе, чтобы российский флот мог стать противовесом США в Средиземном море. Но теперь Москва обеспечила себе использование кипрских портов - в качестве альтернативы Тартусу. Риторика Москвы очень быстро изменилась. Асаду, как президенту, до сих пор официально не было альтернативы, пояснил российский пресс-секретарь: «Самое главное – сохранение наших стратегических интересов, безопасность меньшинств, единство Сирии и борьба против исламистов». Ни слова об Асаде.
В отличие от многословия Хасана Насраллы, лидера ливанской «Хизбаллы», которая в последние два года выиграла важнейшие военные сражения для Асада. В то время как его противник Голани упивался близкой победой, Насралла говорил об «экзистенциальной угрозе» его организации.
«У нас есть три варианта», - сказал Насралла в своем выступлении, - «Можно капитулировать, и наши женщины и девушки станут заложниками. Или бежать, и униженными, без плана, двигаться из одной страны в другую. Остается только бороться еще сильнее, чем раньше».
При этом боевики «Хизбаллы» давно вовлечены в гражданскую войну в Сирии. Из их 5000 элитных бойцов погибли примерно 1000 человек, в 20-титысячной армии распространяется недовольство. Их сил уже давно не хватает, чтобы занять все фронты.
Насралла отчаянно призывает к самоотверженности: даже если половина всех шиитов, и даже три четверти из них, погибнут, а остальные «смогут вести достойную, сильную и благородную жизнь - это лучший вариант». Выступления Насраллы наталкиваются на сопротивление даже среди его последователей. Уже давно не все шииты в Ливане хотят посылать своих сыновей в Сирию на гражданскую войну, критика некогда всесильного лидера боевиков увеличивается и в его собственном лагере.
Но все-таки наиболее важный союзник Асада, Иран, все еще его поддерживает. Тегеран должен рассмотреть вопрос о направлении дополнительных войск и советников в Сирию. Но даже муллам становится все труднее, потому что их революционная гвардия распределяется на все большее количество фронтов в Сирии, Ираке и теперь также в Йемене.
Тогда неудивительно, что противники Асада ликуют. В новостях из Саудовской Аравии уже говорится о том, что президент Сирии поручил своим последователям бежать из Дамаска в прибрежную зону, где меньшинство алавитов Асада будут вести последний бой в маленьком государстве. Эти новости, кажется, действительно преждевременны. Но нет сомнений в том, что борьба Асада за выживание еще никогда не была такой отчаянной, как сейчаc.


Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 59 comments