парадоксаф друхъ (lussien) wrote,
парадоксаф друхъ
lussien

Category:

Хазар ->казак->казах и другие удивительные истории и их связь с мифами путинщины. Путин и Потемкин.

Чего только не узнаешь, роясь в Википедии!

Полез я, например, смотреть информацию о Владимире Вернадском, да и застрял в Вики часов на 5. Помимо прочего, мне было интересно, как же этого выдающегося ученого ни разу не посадили. Умер он в своей постели в 82 года, после возвращения в Москву из эвакуации в знакомом мне курортном селе Боровом. Это тем более удивительно, что его дети, сын и дочка, жили в эмиграции в Штатах, мало того, его сын Георгий (Джордж) Вернадский был там известнейшим историком-евразийцем, учеником Ключевского, пользуясь большим авторитетом и в русской эмиграции, работал профессором истории Йельского университета и создал там классический курс русской истории, по которому до сих пор учат студентов. Естественно, радикально отличающийся от "Краткого курса", что уже само по себе делало Вернадского антисоветчиком.
"Однотомный учебник Вернадского по истории России (1929) на Западе считается классическим" (Вики).

А вот какие интересные вещи, работающие на разрыв шаблона, он пишет:



"В своих трудах Г. В. Вернадский разделял точку зрения о большей древности казаков, чем русских. По мнению Вернадского, Киев был основан как хазарская пограничная крепость на границе с Аварским каганатом, оплот хазарской власти над славянскими племенами на Днепре. Славяне составляли значительную часть хазар, у многих хазар были славянские имена. Ещё больше славян было в войсках хазар. Имя хазар (козаре, козарлюги, казара, казарра) взяло себе и казачество — сообщество, объединившее в себе «свободных людей», граждан ордынского общества различного рода занятий, языка, веры и происхождения, в которое входили среди прочего предки современных русских, украинцев, татар, казахов и узбеков. Так в частности, в работе «Монголы и Русь» он пишет: «согласно Полю Пелио имя Узбек (Özbäg) значит „хозяин себя“ (maître de sa personne), то есть „свободный человек“. Узбек в качестве названия нации значило бы тогда „нация свободных людей“. Если так, то значение близко значению названия казах. Форма казах, теперь официально принятая в Советском Союзе, вариант слова казак, которое в нескольких тюркских диалектах означает „свободный человек“, „свободный искатель приключений“ и, отсюда, „житель приграничной полосы“. В его основном значении этим словом называли как группы татарских, украинских и русских поселенцев (казаки), так и целый среднеазиатский народ киргизов (казахов)»[5]


Опять вспомнилась безграмотная ура-патриотическая песенка "Куликово поле", распеваемая Бичевской, где в типичном для совка и постсовка духе призывают мстить неразумным хазарам и захватывать (если не у них, то хоть у кого-нибудь) Босфор, Константинополь, Крым и Иерусалим (актуальный список завоеваний пока немного отличается, но не столь существенно). "Искусство" в данном случае играет роль ружья на стене и самосбывающегося пророчества.

Вспомнил нынешних увешанных цацками карикатурно-ряженых казаков, запрещающих "Лолиту", громоздящих карикатурные памятники Путину и громящих продмаги. Казаки теперь считаются главными патриотами и охранителями самодержавия. А ведь, между прочим, большинство бунтов в Российской империи устраивали именно казаки. Достаточно вспомнить восстание донских атаманов Игната Некрасова и Кондратия Булавина при Петре Первом (выражения "кондрашка", "хватил Кондратий" родились после того, как Булавин обезглавил князя Долгорукого и других командиров его карательного отряда), хорунжия Емельяна Пугачева и атамана Войска Донского Стеньку Разина (интересно, что родились они в одной и той же казачьей станице, с разницей в 112 лет).


2. Вторая история куда ближе по времени. Известно, что записные патриоты России изо всех сил пытаются вернуть на Лубянку статую Железного Феликса. При этом мало кого из них волнует то, что сей гражданин

создал систему уничтожения «классовых противников» (дворян, промышленников, казаков, офицеров, священнослужителей, крестьян-работодателей) и устрашения населения, включавшую пытки, массовые расстрелы, концлагеря[11]. По данным историка С.П. Мельгунова, профессора С.В. Волкова, и др. под непосредственным руководством Дзержинского в 1918–1926 гг. было уничтожено 1,7–2 млн. граждан России[12][13]. При этом ВЧК не скрывала, что ее задача — не борьба с конкретными преступниками, а ликвидация «враждебных классов», то есть истребление наиболее образованных слоёв населения[14]. Среди прочих, Ф. Дзержинский лично подписал приказ о расстреле выдающегося поэта Николая Гумилева [15].

Дзержинский говорил: «Мы представляем собой организованный террор. Это должно быть совершенно ясно»[16]. Академик В.Р.Файтельберг-Бланк, публицист В.М. Слисарчук, историк Павел Полян называют Дзержинского «террористом №1 начала ХХ века», «красным террористом №1»[17][18]. С другой стороны, Менжинский, преемник Дзержинского на посту главы ОГПУ, писал о нем: "Дзержинский был не только великим террористом, но и великим чекистом"[19].

Был инициатором захвата и казни заложников из числа невиновных[5][6]. Главной функцией ВЧК считал борьбу с контрреволюцией путём осуществления непосредственно террора. Возражал против ограничения полномочий ЧК, а на критику злоупотреблений ЧК заявлял, что «там, где пролетариат применил массовый террор, там мы не встречаем предательства» и что «право расстрела для ЧК чрезвычайно важно», даже если «меч её при этом попадает случайно на головы невиновных»[32].

Дзержинский говорил:

«Мы представляем собой организованный террор. Это должно быть совершенно ясно»[16].


Файл:Kt019.jpg
Харьков, 1919 год. Трупы женщин-заложниц. У всех заживо вырезаны груди и половые органы.


После того, как в юности Красный Палач застрелил свою собственную сестру, уже ничто не могло его остановить, человеческая жизнь и даже миллион таких жизней были для него пустым звуком.
Что еще более интересно, Феликс Эдмундович, главный редактор журнала «Красный террор», был ярым польским русофобом. Собственно, русофобом в понятии русо-патриотов был и Ленин, и потому весьма смешно читать ламентации этих патриотов, возмущающихся сносами памятников Ленина в Украине, достаточно почитать, например, его работу "О национальной гордости великороссов". Но Ленин был просто русофобом, а Дзержинский - ярым и польским, мстившим не только русскому правящему классу, но и всей России как таковой за 120 лет порабощения своей родины.

С детства Дзержинский воспитывался в духе ненависти к России, которую в его семье считали поработительницей Польши. Позднее, в 1922 году, Феликс Дзержинский писал о своих чувствах к русским:
«В детстве я мечтал надеть шапку-невидимку, прокрасться в Москву и убить всех москалей»[22][24].


Имея в гимназии по всем предметам сравнительно неплохие оценки, по русскому языку юный Феликс имел оценку "неуд.", так он его люто ненавидел. Хотя понять это вполне можно, в 1917 году Россия заплатила по всем счетам, в том числе за то, что была тюрьмой народов. И у латышских стрелков, и у евреев, и у чехов, и у немцев, и у юного Сосо Джугашвили тоже были к ней свои счета, у последнего - грузинские, и это нынешние русские патриоты и поклонники Сталина полностью игнорируют.

Начиная с русско-японской войны, молодой Дзержинский сотоварищи взрывали русских офицеров. По свидетельству боевиков Феликса, Дзержинский и его соучастники беспощадно убивали всех, на кого падало подозрение в связях с полицией. Он шесть раз арестовывался, но его неизменно выпускали, так как свидетелей его преступлений соратники-террористы методично каждый раз убивали, а прокуроров запугивали убийством их детей. По собственным воспоминаниям Дзержинского, «он откупался взяткой», имея огромные наворованные в разбоях деньги.

Эту часть биографии новых тогда правителей России большинство историков опять же игнорирует: к власти пришли не просто революционеры, но и бандиты, те, кто промышлял "эксами" и рэкетом, облагал налогом богатых людей и делился доходами с полицией и жандармерией. Достаточно сказать, что среди тех, кто сам участвовал в "эксах" и рэкете либо получал с этого непосредственные доходы, были Ленин, Сталин, Дзержинский, Камо, Красин и множество других большевистских лидеров. И тут весьма интересна аналогия с нынешней российско-кремлевской властью, ибо Путин в 90-е годы был прежде всего главой бандитской организации Петербурга, ядром которой была Тамбовская ОПГ, и крышевал в северном регионе все, с чего только можно было нажиться, от продажи нефти, газа и металлов за рубеж до казино и наркоторговли. И практически вся его тогдашняя команда гебешных бандитов (Якунин, Сечин, Миллер, Медведев, три Ивановых, Греф, Кудрин, Козак, Патрушев, Грызлов, Черкесов, Пугачев, Тимченко, Ротенберги и т.д.) впоследствии перекочевала во всероссийские властные структуры, а сам он - после проигрыша Собчаком выборов в Петербурге Яковлеву - попал в Кремль за жирнейшую взятку Бородину, которого потом выкинул за ненадобностью. Естественно, средства на эту взятку были собраны за 5 лет крышевания Петербурга под Собчаком.
Но вернемся к Железному Феликсу.

Судя по расходам, Дзержинский распоряжался немалыми деньгами: носил дорогие щегольские костюмы и лакированные импортные ботинки, золотые украшения, пил самые дорогие коньяки и вина, развлекался по странам Европы в кабаре, играл в казино, отдыхал в лучших отелях и санаториях Европы - в Германии, Италии, Франции. Своим боевикам платил по 50 рублей в месяц каждому, когда средний рабочий получал 3 рубля. Огромные деньги тратил на освобождение террористов под залог, на взятки чинам полиции, подделку документов и пр.



Возможно, именно последние обстоятельства, а также то, что после революции и прихода к власти в Питере и Москве Дзержинский разместился в шикарном доме, до революции принадлежавшем купцу-миллионеру Лухманову, делают его родным и близким господам Проханову, Прилепину, Лимонову и иже с ними? Или его работа в гебне, к которой они тоже имеют отношение?


3. И, наконец, самая, как мне кажется, интересная история - светлейшего князя Григория Потемкина-Таврического.

Princepotemkin.jpg

Интересна она тем, что громадьем своих планов и размахом своих трат светлейший князь здорово напоминает нынешнего русского падишаха, г-на Путина-Таврического (разумеется, с тем отличием, что история повторяется лишь как фарс). Причем есть совпадения, которые вряд ли случайны: это он, Потемкин, основал Севастополь, создал Черноморский флот, был возведен в княжеское Римской империи достоинство (того же звания был удостоен и последний любовник Екатерины Платон Зубов), с титулом светлости, получил и другие звания и отличия (среди них и титул "Таврического"). Это он присоединял к России "Малороссию" и был автором проекта "Новороссия", будучи первым губернатором Новороссийского края, награбленного Россией у Крымского ханства, Османской империи, Речи Посполитой и Молдавского княжества! Это он, интригуя против Турции и пытаясь устроить там восстание с помощью своих агентов, фактически инициировал войну с Турцией, которая привела его в ужас и замешательство. Не напоминает ли это непрерывные войны и интриги Путина то в Чечне, то в Грузии (Осетии, Абхазии), то в Приднестровье, то в Крыму и на Донбассе, то в Сирии?.. От одного конфликта к другому подполковник перескакивает в считаные дни, легкость в мыслях - необыкновенная.



В особой записке, поданной императрице, Потемкин начертал целый план, как овладеть Крымом. Программа эта, начиная с 1776 года, была выполнена в действительности. Событиями в Оттоманской империи Потёмкин сильно интересовался и имел во многих местах Балканского п-ова своих агентов. Ещё в 1770-х годах им, по сообщению Герриса, был выработан «греческий проект», предполагавший уничтожить Турцию и возложить корону нового византийского царства на одного из внуков императрицы Екатерины II.

Ну, и, разумеется, Потемкин был все иное, чем бессребренником. А попросту говоря - вором.

Императрица пожаловала Потёмкину колоссальные земельные владения в Новороссии, которые сделали его богатейшим человеком России. Его владения не уступали по своим размерам знаменитой «Вишневеччине» XVII века.

В военном деле Потёмкин провел некоторые рациональные реформы, особенно когда после присоединения Крыма стал 2 (13) февраля 1784 года фельдмаршалом. Он уничтожил пудру, косички и букли, ввёл легкие сапоги. Есть, однако, отзывы, что небрежность Потёмкина привела дела военного ведомства в хаотическое состояние. Чрезвычайно важным делом Потёмкина было сооружение флота на Чёрном море. Флот был построен очень спешно, частью из негодного материала, но в последовавшей войне с Турцией оказал значительные услуги.

Колонизаторская деятельность Потёмкина подвергалась многим нареканиям. Несмотря на громадные затраты, она не достигла и отдалённого подобия того, что Потёмкин рисовал в своих письмах императрице.

Из огромного числа деловых бумаг и писем потёмкинской канцелярии, которой ведал Василий Степанович Попов (его «правая рука»), видно, как многогранна была его деятельность по управлению южной Россией. Но, вместе с тем, во всем чувствуется лихорадочная поспешность, самообольщение, хвастовство и стремление к чрезмерно трудным целям. Приглашение колонистов, закладка городов, разведение лесов и виноградников, поощрение шелководства, учреждение школ, фабрик, типографий, корабельных верфей — всё это предпринималось чрезвычайно размашисто, в больших размерах, причем Потёмкин не щадил ни денег, ни труда, ни людей, ни себя. Многое было начато и брошено, другое с самого начала оставалось на бумаге, осуществилась лишь самая ничтожная часть смелых проектов[3].

В 1787 предпринято было знаменитое путешествие Екатерины II в Крым, которое обратилось в торжество Потёмкина. Созданная по приказу князя Амазонская рота доставила немалое удовольствие императрице, Херсон, со своей крепостью, удивил даже иностранцев, а вид Севастопольского рейда с эскадрой в 15 больших и 20 мелких судов был самым эффектным зрелищем всего путешествия. При прощании с императрицей в Харькове Потёмкин получил почётное прозвание Таврического.

В 1787 началась война с Турцией, вызванная отчасти деятельностью Потёмкина. Устроителю Новороссии пришлось взять на себя роль полководца. Недостаточная готовность войск сказалась с самого начала. Потёмкин, на которого возлагались надежды, что он уничтожит Турцию, сильно пал духом и думал даже об уступках, в частности, предлагал вывести все русские войска из недавно завоеванного Крыма, что неизбежно привело бы к захвату Крыма турецкими войсками. Императрице, в письмах, приходилось неоднократно поддерживать его бодрость. Лишь после взятия Хотина графом Румянцевым-Задунайским, бывшим на то время в соперничестве с ним, Потёмкин стал действовать решительнее и осадил Очаков, который, однако, взят был лишь через год. Осада велась не энергично, много солдат погибло от болезней, стужи и нужды в необходимом.

Он жил в Яссах, окружённый азиатской роскошью и толпой раболепных прислужников, но не переставал переписываться с Санкт-Петербургом и с многочисленными своими агентами за границей.

После новых успехов Суворова, в январе 1791 года, Потёмкин снова испросил позволение явиться в Санкт-Петербург и в последний раз прибыл в столицу, где считал свое присутствие необходимым ввиду быстрого возвышения юного фаворита Зубова.

В Таврический дворец на грандиозное празднество 28 апреля (9 мая) 1791 года явились три тысячи разряженных придворных. В аллегорической форме перед государыней была развёрнута библейская история Амана и Мардыхая, призванная предостеречь её от оплошного увлечения молодым вертопрахом. Державин составил в стихах развёрнутое «Описание торжества, бывшего по случаю взятия города Измаила в доме генерал-фельдмаршала князя Потемкина-Таврического 1791 г. 28 апреля».

Несмотря на все старания, цели своей — удаления Зубова — фельдмаршалу не удалось достичь. Хотя императрица и уделяла ему всё ту же долю участия в государственных делах, но личные отношения её с Потёмкиным изменились к худшему. По её желанию Потёмкин должен был уехать из столицы, где он за четыре месяца истратил на пиршества 850 тысяч рублей, выплаченных потом из кабинета.


Разбазаривание госимущества в пользу любовников императрицы достигало грандиозных масштабов (хотя с нынешними и не сравнится, тут тов. Путин даст миллион очков форы):

Поэтому несмотря на резкий рост расходов на содержание чиновничьего аппарата в течение её царствования злоупотреблений не становилось меньше. Незадолго до её смерти, в феврале 1796 года Ф. И. Ростопчин писал: «Никогда преступления не бывали так часты, как теперь. Их безнаказанность и дерзость достигли крайних пределов. Три дня назад некто Ковалинский, бывший секретарем военной комиссии и прогнанный императрицей за хищения и подкуп, назначен теперь губернатором в Рязани, потому что у него есть брат, такой же негодяй, как и он, который дружен с Грибовским, начальником канцелярии Платона Зубова. Один Рибас крадет в год до 500 000 рублей»[76].

Ряд примеров злоупотреблений и хищений связан с фаворитами Екатерины, что, по-видимому, не является случайным. Как пишет Н. И. Павленко, они являлись «в большинстве своем хапугами, радевшими о личных интересах, а не о благе государства».


Тут самое время сказать, что Потемкин был не просто фаворитом Екатерины, но и, по всей видимости, ее морганатическим супругом, с которым она тайно обвенчалась в 1774 году, во время пугачевского бунта, в не сохранившейся московской церкви Вознесения у Никитских Ворот. У Потемкина была и внебрачная дочь, Елизавета Григорьевна Тёмкина, по некоторым версиям, она даже была дочерью самой Екатерины. Однако поскольку нимфоманка Екатерина не могла остановиться надолго на одном мужчине и на шестом, а потом и на седьмом десятке и увлекалась мальчиками (последними из них были граф Дмитриев-Мамонов и произведенный в светлейшие князья Платон Зубов, представьте себе 65-летнюю старую развратницу и осыпаемого ею титулами и деньгами 23-летнего мальчика-хапугу), то и князь Потемкин-Таврический, очевидно, недолго погоревав, ударился в собственные пороки. А пороком его, как и генерала-фельдмаршала Кутузова (об этом, а также о его подлостях, мерзостях и мифическом военном таланте последнего читайте здесь), была педофилия. Мало того, светлейший князь развлекался с четырьмя своими родными малолетними племянницами (и будущей женой племянника), а потом выдавал их замуж (целовал ли в пузик, как Путин, история не сохранила). Лев Толстой передавал семейное предание о своём деде Н. С. Волконском, прототипе старого князя Болконского в «Войне и мире»: «Про деда я знаю то, что, достигнув высоких чинов генерал-аншефа при Екатерине, он вдруг потерял свое положение вследствие отказа жениться на племяннице и любовнице Потёмкина Вареньке Энгельгардт. На предложение Потёмкина он отвечал: „С чего он взял, чтобы я бы женился на его б…“».

Потрясенная смертью своего морганатического супруга, Екатерина послала хоронить его, а заодно разобраться в его финансовых делах и бумагах генерала Михаила Потемкина - дальнего родственника светлейшего князя и его фаворита, он-то как раз и был одним из тех, кто женился на племяннице и "воспитаннице" князя Таврического, которую дед Толстого называл нехорошим словом.

Смерть знаменитого родственника видимо сильно подействовала на генерала. Посланный в Яссы для производства денежных расчетов по отпущенным князю Потёмкину, как главнокомандующему, огромным суммам (до 40 миллионов рублей), он имел от Екатерины также поручение привезти её корреспонденцию с князем Таврическим. Замечу, что 40 миллионов рублей были по тем временам абсолютно астрономической суммой, и тут мы опять вспоминаем кого? Правильно, "Наше Навсегда". Правда, последний любовник Екатерины и убийца ее сына Павла Платон Зубов успел наполучать от Екатерины тоже предостаточно, ибо именно в последние годы царствования Екатерина руками Суворова произвела очередной "раздел" Польши, и в руки Зубова попали гигантские земельные владения, громадные поместья в новоприсоединённых польских областях — например, Шавельская экономия в 13669 душ крепостных крестьян с доходом в 100 тысяч рублей. А вскоре, после аннексии Курляндского герцогства, Зубову был пожалован герцогский дворец Руэнталь, построенный Растрелли. В итоге после смерти Зубова одних только серебряных монет в его владении было обнаружено на 20 миллионов рублей, при этом к концу жизни он превратился в настоящего Плюшкина (не с него ли Гоголь писал своего героя?):

В последние годы жизни отдался увеличению своего богатства, входил в подряды, промышлял контрабандой, барышничал. Скаредность его дошла до крайних пределов. Жил он экономно, одевался плохо. Седой, сгорбленный, в 50 лет Зубов казался дряхлым стариком.

Но при этом все же женился на несовершеннолетней девочке.
Но вернемся к генералу Михаилу Потемкину: посланный императрицей разбирать бумаги своего покойного родственника, по-нынешнему - олигарха и миллиардера, сей генерал из этого опасного путешествия не вернулся; судя по сумме - 40 миллионов рублей, - можно предположить, что смерть его не была такой уж естественной. Не доезжая 100 верст до Киева, 46-летний генерал внезапно занемог и мгновенно скончался в дорожной карете, а документы, которые он вез императрице, пропали.

Ну, и как тут забыть то главное, чем князь Потемкин вошел в историю (если не считать броненосца), - знаменитые потемкинские деревни? Не назовут ли по аналогии в иные достославные времена продукты путинского пиара, так напоминающие аналогичные сталинские и потемкинские?



Bildergebnis für путин потемкин


Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments