парадоксаф друхъ (lussien) wrote,
парадоксаф друхъ
lussien

Categories:

Аксенов и Кармен: поклеп Первого канала.

О сериале Первого канала "Таинственная страсть"

кадр Таинственная страсть 2

Для Первого канала - рупора неосталинизма - показ такого антисоветского, антигебистского и антитоталитарного фильма несомненно стал знаковым событием.
Сильно смягчает пилюлю фигура бескорыстного и доброго ангела главного героя - майора, а потом и полковника Лубянки по фамилии Круглов.



В фильме герой бьет этого несчастного по морде и всю дорогу хаит, на чем свет стоит, что приближает фильм к ненаучной фантастике (впрочем, учитывая, что Ваксон умудрился наорать даже на Хрущева, а отмазал его от наказания тот же самый простой майор КГБ, поверишь еще и не в такое!). А тот знай себе спасает и спасает его от всех бед, да еще постоянно выбалтывает ему все главные гебешные секреты - что будут делать с рукописью Солженицына, под каким видом к нему на квартиру придут ставить жучки и как этого избежать, ходить ли ему на встречу с Хрущевым или не ходить и что его ждет на этой встрече. Уж не Путин ли настоящая фамилия этого доброго ангела?

Кадр из сериала "Таинственная страсть". ФОТО Пресс-служба Первого канала

Вообще очень многое из показанного имеет весьма опосредованное отношение не только к реальности, но даже и к книге Аксенова.
Тут непрерывно потребляют табачные и алкогольные изделия и перекрестно совокупляются в различных сочетаниях, непонятно, когда же все эти великие люди спят и творят свои шедевры. Правда, доблестный зомбоящик постоянно предупреждает, что показ демонстрации табачных изделий в совершенно неприкрытом виде может самым пагубным образом повлиять на здоровье и психику бедных зрителей.
После таких предупреждений становится намного легче, хоть дым стоит коромыслом, трудно встретить кадр, в котором одновременно и не пьют, и не курят.


Если преодолеть уж больно слабое и шаблонное начало (хотя сырые и плохо прописанные диалоги встречаются и дальше), то сериал смотрится с большим интересом - фактура обязывает. Согласитесь, кому хоть раз в жизни не мечталось хоть одним глазком заглянуть в замочную скважину гостиных и опочивален великих людей своего времени? Да еще убедиться при этом в том, о чем когда-то писал Пушкин Вяземскому: "Толпа жадно читает исповеди, записки etc., потому что в подлости своей радуется унижению высокого, слабостям могущего. При открытии всякой мерзости она в восхищении. Он мал, как мы, он мерзок, как мы!". Я вот лично тоже не чужд этого греха, а потому с интересом посмотрел все эти хоть и враки, но весьма увлекательные. Надо же, беспробудные алкаши, но при этом умудряются писать шедевры в больших количествах и крутить романы направо и налево.

Вот вам Евтушенко - весьма пестрая и эклектичная фигура, несомненно связанная с КГБ, но при этом обладающая и талантом, и совершенно бешенной энергетикой, которой так не хватает изображающему его сыну Янковского, хорошему режиссеру, но не столь уж блестящему актеру. Не диссидент, но человек, написавший самые диссидентские стихи и про Бабий Яр, и про танки в Праге, каких не встретишь даже у Бродского. В фильме он показан довольно-таки глуповатым и трусоватым простачком, большинство его реплик в сериале - на уровне детсада.



Крайне нелепа фигура главного официального переводчика Хрущева Сухарева, которому КГБ якобы позволяет шататься с богемой по подвалам и выбалтывать ей все государственные секреты о переговорах Хруща с главами иностранных государств. Потом он еще в итоге оказывается стукачом, которого безнаказанно избивает главный герой.

Зато замечательно раскрыты образы Ахмадуллиной, Бродского, Рождественского и Вознесенского с женой и выдуманной любовницей. Талант Чулпан Хаматовой не нуждается в дежурных комплиментах, но и Ильин с Павловым играют блестяще.



Правда, Рождественский стал секретарем СоюзПиса только в 1976 году, а вот Евтушенко, напротив, первым из всей этой гоп-компании вошел в члены Союза, так что сцены, где его не пускают в Дом литераторов, - такая же туфта, как и те, где он уговаривает Ахмадуллину подписать письмо против Пастернака в Литинституте (из которого Евтушенко в тот момент уже был временно исключен за поддержку Дудинцева).

Совершенно не раскрыт образ Окуджавы, который проходит фоном (Владимир Войнович: «Окуджаву сделали парикмахером с гитарой на груди. Зачем?»), и чудовищно карикатурными, не считая "призрака отца Пастернака", получились образы Высоцкого и Солженицына.

Солженицын вообще-то не встречался с той богемой, что показана в фильме, не пьянствовал и принадлежал скорее к другой компании. Вот он тут сбоку припеку (козлобородый фавн справа, в обнимку с Евтушенко), а вовсе не в центре композиции, как в реальности:

Кадр из сериала: молодые Ваксон - Аксенов (Алексей Морозов), Аххо - Ахмадулина (Чулпан Хаматова), Тушинский - Евтушенко (Филипп Янковский), Большов - Солженицын (Никита Салопин). И среди них в центре - Галина Волчек в роли самой себя, худрука «Современника». Абсурд? Связь времен... Фото: Первый канал


Точно так же, как и Бродский, он тоже из другой тусовки. Существовал ведь еще и иной бомонд - андерграундный. У этих не было ни дач, ни доступа к Литфонду, ресторану ЦДЛ и домам творчества, не писали они и про Ленина с Партией, и всю эту официальную, прикормленную фронду в лице изображенных в сериале литераторов люто ненавидели. Вот к их-то тусовке и относился Бродский. Этого конфликта в сериале, естественно, не показано даже в зачатке.

Что касается Высоцкого, то бездарный пошляк Безруков, по-моему, в принципе не может не вызывать отвращения. И песню Высоцкого он исполняет постоянно одну и ту же, определенно не самую лучшую.

кадр Таинственная страсть 12

Степень взаимодействия героев с властями и с Лубянкой в сериале понятным образом сильно снижена. Оценить ее можно уже хотя бы по тому, как их всех пускали за границу. Вот, к примеру, далеко не полный список поездок Андрея Вознесенского, поэта, которого я давно люблю, самого талантливого из этой компании, но все же Платон мне друг, но истина дороже:

1961 — Польша;
1961, 1966, 1968, 1971, 1974, 1977, 1984 — США;
1962, 1966, 1969, 1976, 1977, 1983 — Италия;
1962, 1963, 1973, 1982, 1984 — Франция;
1967, 1977, 1983 — ФРГ;
1971 — Канада;
1964, 1966, 1977, 1981 — Великобритания;
1973 — Австралия;
1978 — Болгария;
1981 — Мексика
и мн. др.

Сразу после "уничтожающей критики" Хрущева Вознесенский полетел во Францию, а Аксенов - в Аргентину.
Ничуть не менее роскошным получится и список загранпоездок Евтушенко.
Почти до самого конца пускали за границу и самого Аксенова. Так, в 1976 году он побывал с матерью во Франции и Германии. Вряд ли такое было бы возможно при полном отказе от сотрудничества с лубянскими кураторами.
И вообще Аксенов - сын крупного, хотя и репрессированного, партработника. У Рождественского отец работал в органах (хотя он его и не застал), у Ахмадуллиной - оба родителя.

Кстати, трудно понять, как можно было ни разу не показать в сериале мать Аксенова Евгению Гинзбург - главного учителя писателя, прекрасного прозаика, автора знаменитого рассказа о жизни в лагерях "Крутой маршрут", которая по дарованию ничуть не уступала сыну, а также Войновича, Гладилина, Трифонова, Казакова и других его друзей, известных писателей, а также открывшего его редактора "Юности" Катаева и Твардовского.

Открывается ларчик просто: если не показывать других писателей, кроме карикатуры на Солженицына, то выходит, что поэтов много, а из прозаиков - один Аксенов, который возвышается над всеми, как гора. А так остальные проходят фоном и подтанцовкой к нему. Разумеется, Василий Аксенов - весьма добротный писатель, но все-таки отнюдь не центральный в русской литературе 20-го века, как можно заключить из этого фильма.

Практически он один там вещает, "бабачет и тычет", тогда как прочие (за исключением Ахмадуллиной) обычно лишь свистят, мяучат и хнычат. Все делают ему комплименты, он же - никому. Женщины гроздьями вешаются на него, а он их перебирает и в основном отвергает (для этого ему присочинили даже связь с Мариной Влади). Начальство стойко терпит его хамство, жена - его эгоизм и совершенно наплевательское отношение к семье.

Играет его брутальный красавец-мачо славянской наружности, говорящий басом. Все, кто видели и слышали реального Аксенова, сразу поймут, что его сценический образ ничего общего с прототипом не имеет. Голос и доверительная интонация у него на самом деле были такие, что исполняющий его актер Морозов там и близко не ночевал.

И здесь мы подошли к главной лжи сериала: весь центральный конфликт его (травля Карменом Аксенова с помощью КГБ, МВД и ЦК КПСС) чуть более, чем полностью, высосан из пальца.

Я еще понимаю, что для красного словца и "художественной правды" можно было с три короба наврать про второстепенных персонажей, но зачем было так перевирать всю биографию главных героев?

Ну, не была "Ралисса", она же Майя Змеул-Овчинникова-Кармен, скромной работницей провинциального музея, дочкой рабочего и крановщицы!
Папа ее был вполне себе москвич, историк, глава Всесоюзной академии внешней торговли (в которой работала и сама Майя, весьма фешенебельная дамочка, постоянно ездившая за границу), потом - глава внешнеторгобъединения «Международная книга».



У нее была дочь от первого мужа, которого она бросила, выйдя замуж за старого, но более перспективного Кармена, вырвав его из семьи. Этот брак очень долго был успешным. И только в 1970 году, когда Кармен получил инфаркт и поехал лечиться в Ялту, Аксенов и "Ралисса" наконец познакомились на теплоходе и закрутили курортный романчик, в присутствии и Кармена, и аксеновской жены с ребенком, и дочери "Ралиссы". Мало того, на "Ралиссу", давно уже наставлявшую мужу рога налево и направо, в тот момент раскатал губу еще и друг Аксенова, писатель Георгий Поженян, но быстро сообразил, что тут ему не светит, и свалил.

Все 60-е, которые описаны в фильме, они даже знакомы-то не были. А страшного "Килькичева"-Ильичева, который по фильму травит Аксенова, Брежнев уволил еще в 1965-м. Так что уже отсюда видно, что весь фильм - страшный поклеп на Кармена. Зато все 60-е у Аксенова была масса других любовниц, крутившихся все в том же бомонде вокруг Евтушенко-Рождественского-Вознесенского.

«Там крутились и разные дамочки», – признавался писатель. Жена его ревновала. Как говорил Аксенов, она к тому же еще и комплексовала: после родов Кира располнела. Постоянные сцены дома его напрягали. Отношения с Кирой перестали быть прежними: "Начались любовные увлечения. Это всегда по домам творчества проходило", – признавался он.

"Тогда, в 1970-м, я встретил Майю. Мы испытали очень сильную романтическую любовь...", — так в 2001 году сам Аксенов рассказывал об этой встрече Зое Богуславской, выведенной в сериале под именем "Софка".

С 1970 роман Аксенова и впрямь развивался бурно, но влюбленные не прятались по подъездам, а вместе ездили в отпуска на многие курорты и встречались вполне открыто, вместе появлялись на всех мероприятиях и вечеринках, так что только ленивый не знал об этом. Сам Аксенов этот роман куда более достоверно описал в "Ожоге", о нем судачила вся Москва, а друг Кармена Юлиан Семенов то уговаривал Аксенова бросить любовницу, то угрожал ему набить морду.

Никакой помощи МВД и КГБ старому режиссеру в травле писателя не оказывали! Майя-"Ралисса" сама не хотела уходить ни от тяжело и неизлечимо больного Кармена, за которым она ухаживала, ни от Аксенова, которому привозила шмотки из-за границы. И уж точно не сопровождала Кармена как на привязи, как показано в фильме.

Белла Ахмадулина вспоминает: "Они полюбили... Майя тогда была замужем, но это уже не имело значения. Вася... тоже был почти не женат...
Когда Майя уехала, Василий Павлович тяжело переживал. Мы стали звонить в Москву, к телефону подходят не те, кто нужен. Муж подходит, кто же еще? Роман Лазаревич Кармен, с которым я тоже была дружна, держал себя благородно. Он не мог не знать... Понимал: и я что-то знаю, но ничего не выдам — даже "под пыткой алкоголя". Сам Аксенов признавался: "О наших изменах знали все. Юлиан Семенов раз чуть меня не побил. Кричал: "Отдай Роме Майку!". О муже я вообще не думал, просто был влюблен. Никакого столкновения у нас с ним не было".

Размышляя вслух, Анатолий Гладилин говорил, что все героини Аксенова — это одна и та же дама. Прекрасная, но непростая. О чем он и поведал однажды другу в таких примерно словах: "Васенька, твоя героиня — это красивая баба, очень красивая баба, но обязательно блядь. Которая, кроме того, что любит главного героя, спит еще с десятком как минимум мужиков. И из-за этого все они мучаются и так далее... Я понимаю: иначе неинтересно... Если бы ты писал героиню всю такую положительную, у которой отношения только с котлетами, которые она подает мужу с зеленым лучком для аппетита, ты, наверное, повесился бы с тоски. Поэтому она — такая".

Впрочем, на той, которая скучная и с котлетами, Аксенов был женат почти до самого отъезда в Париж в 1980 году, почти четверть века, и скука ничуть не мешала ему, "стиляге и пижону", по выражению Сарнова, с аппетитом потреблять ее котлеты, а ей - оберегать его от многих невзгод. Кира Людвиговна в конце 70-х звонила на Лубянку, кричала в трубку: "Как вы смеете выдавливать его из страны? А еще говорите, что боретесь за кадры!". За это ее саму чуть было не упрятали в психушку.

Кстати, только тогда, в конце 70-х, у Аксенова на Западе вышла первая книга ("Ожог"). До этого его даже выпускали в западную Европу. Политическим диссидентом он не был, это началось практически перед самым отъездом, с "Метрополя". Вот тогда Аксенова действительно начали травить и выдавили на Запад, но продолжалось это недолго, около года.

В 1978 году Кармен умер и Аксенову досталась его шикарная квартира в высотке на Котельнической набережной (там, где кинотеатр "Иллюзион") и дача в Красной Пахре (впридачу к его собственной даче в Переделкино, рядом с дачей Евтушенко, которая в фильме, естественно, не показана, как же это - диссидент-антисоветчик да с писательской дачкой?). Но не только она. Злые языки говаривали, что в банках США на счетах супруги Кармена лежали огромные гонорары ее покойного мужа за 20-серийную киноэпопею «Неизвестная война», созданную им по заказу компании «Эр тайм интернэшнл». Ради этого можно было и потерпеть с разводом до самой смерти Кармена.

30 мая 1980 Аксенов с Майей Кармен сыграли свадьбу в Переделкино. Свидетелями в загсе были Ахмадулина и ее третий муж Борис Мессерер. Сосед Евтушенко демонстративно уехал в Москву, "чтобы не слышать пьяных криков". По словам Евгения Попова, на свадьбе, напившись, играли в футбол, плясали, бегали, резвились, матерились. Окружающие советские литераторы глядели на это с ужасом: им казалось, что гости Аксенова должны были в отчаянии голову пеплом посыпать по уезжающему на Запад писателю. А они, понимаешь ли, бухают да гуляют на всю Ивановскую. Через месяц Аксеновы уехали на Запад, сначала во Францию, потом в Америку, а в 2004 году, после возвращения на родину, им вернули карменовскую квартиру (что весьма удивительно). Квартира Вознесенских была прямо над ними. А в оные годы они соответственно жили прямо над Карменом с Майей.

Майя Змеул-Овчинникова-Кармен ныне потеряла и дочь, и внука, и мужа, но сама она, 86-летняя, по-прежнему жива и все так же живет под своей подругой Зоей Богуславской, вдовой Вознесенского.



Примерно такой же степени достоверности - и фигура первой жены Аксенова Киры Менделевой. Сыгранный Тараторкиным тесть Аксенова был вовсе не физиком, а медиком, а Кире он приходился не отцом, а отчимом. Ее настоящего отца, венгра-комбрига, героя Гражданской, расстреляли в 1938 году.

Конечно, у писателя есть право на художественный вымысел, но если он выступает практически под собственным именем, то зритель невольно принимает этот вымысел за чистую монету. А уж когда такой вымысел навешивается на несчастного рогатого мужа, то его родственники вправе возмущаться таким чудовищным поклепом. Хорошо хоть сыграл его сам режиссер фильма Влад Фурман, человек приятной наружности, так что хотя бы в этом отношении карикатуры не получилось.

Писатель вправе сочинить себе любую произвольную биографию, он может сделать себя хоть королем клингонов, хоть настоятелем ордена кармелиток, хоть председателем Земшара. Но тогда он не может играть реальными историческими персонажами под их реальными или полуреальными фамилиями, как ему вздумается, если это не современная ватная литература про "попаданцев" или не "исторические экскурсы" про Пушкина и Гоголя в духе Хармса. Так мне думается.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments