парадоксаф друхъ (lussien) wrote,
парадоксаф друхъ
lussien

Categories:

Выкресты и еврейский вопрос.

Я понимаю, тема довольно деликатная и гнилая, поэтому стараюсь ее не касаться.
Не люблю никого обижать.
Какой-то тип спросил меня в ЖЖ, как я отношусь к деяниям "моего соплеменника" Владимира Милова.
Я ему ответил, что Милов мне никакой не соплеменник, чисто русский человек, что написано на всех сайтах с его биографией, что двух его дедушек, родившихся до революции, звали Дмитрием и Владимиром, а для евреев, даже переделавших свои имена на русский манер, они не свойственны, поскольку нет соответствующих еврейских аналогов (ну, как Моисеи стали Михаилами, Аароны - Аркадиями или Александрами, Борухи - Борисами, Гирши - Григориями и т.д.).

На это мне ответили, что нет, аналоги были: Жаботинский - Владимир-Зеев, а Богров - Дмитрий-Мордко.

Это неправда. Жаботинский (из весьма ассимилированной одесской семьи) при рождении носил немецкое имя Вольф, потому стал Владимиром.
Что касается убийцы Столыпина Богрова, то он вообще никогда не был Мордкой, это наглый антисемитский поклеп. Ну, вот как я на днях смотрел жутко антисемитский фильм по книге голимого сталиниста, монархиста и фашиста Николая Старикова по каналу R1 (что находится в моем немецком кабеле!), там Троцкого обвиняли, что он - агент сразу пяти иностранных разведок, включая японскую, почти как Берия, меньше у них не идет, говно надо наносить жирными мазками, ибо чем больше ложь, тем больше в нее верят, как говорил геноссе Геббельс, так и тут: мало того, что Богров - еврей по крови, так нет, надо было сочинить ему еще и отвратительное еврейское имя, хотя есть выписка из церковной книги, из которой явствует, что он сразу родился Дмитрием.



Почему? Да потому что он выкрест. Его папа был присяжным поверенным в Киеве. Евреям в Киеве жить до революции запрещалось, исключения делались только для купцов первой гильдии типа сахарозаводчика Бродского и чайного магната Высоцкого.
Поэтому, кстати, смехотворна и высосанная из пальца фигура Паниковского, я когда-то об этом писал.

Мало того. Дедушка Дмитрия Богрова, Григорий Богров (Бехарав) был не просто выкрестом, но и пЕсателем.
Написал довольно известные "Записки еврея", представляющие собой поклеп, в основном на иудаизм. Недаром их с радостью напечатал в "Отечественных записках" известный антисемит, поэт Николай Некрасов. И гонорара он Богрову не заплатил, сколько тот ни требовал, просто не отвечал ему и все. Поэтом можешь ты не быть, но с чужими женами (причем женами своих благодетелей) спать обязан, быть хамом и подлецом - тем паче, знаем, помним, кому на Руси жить хорошо..

Это весьма характерное поведение еврея-выкреста. Ведь что хочется сделать, когда залезешь наверх? Плюнуть вниз. Чего больше всего хочется еврею-выкресту? Доказать, что он - свой, свой, свой! А то ж все равно не поверят, и для новых "кагбэ друзей" - все равно "свинья в ермолке" да еще "еврей крещенный - все равно что вор прощенный". Очень условный свой (об этом замечательно писал Чехов - и Горенштейн). И должен пройти некий обряд инициаци, так сказать, "искупить кровью". Например, подтвердить кровавый навет, отравление колодцев или что-нибудь в этом роде. Ну, как фраер, ставший уркой, должен пару раз кого-нибудь зарезать своей рукой, чтобы доказать, что он теперь таки не мусор и не фраер, а честный урка. То же самое, кстати, происходит и с бывшими христианами, становящимися исламскими конвертитами. Практически все они - потенциальные террористы.
Такова судьба прозелитов...

Григорий Богров был такой не один и далеко не самый худший. Куда хуже был, к примеру, дедушка Ходасевича Яков Брафман или прадедушка Ленина Бланк, строчившие на своих бывших единоверцев злобные поклепы, доносы и наветы.

Примеров такого самоненавистничества выкрестов - не счесть, начиная от древних (Моше Сфаради, ставший в святом крещении Петром Альфонси, Иероним де-Фе, "в девичестве" Иошуа бен-Йосеф, Йосиф Пфефферкорн, Отто Вейнингер, Литвин-Эфрон, Натович, Цион....) до нынешних Тополей, Ходосов, Шамиров, Бергов, Хмельницких...

Двое совершенно буйных и больных на всю голову юдофобов и "разоблачителей сионизма" брежневских времен, Цезарь Солодарь и Евгений Евсеев, тоже были евреями. Судя, как минимум, по фамилии, не вполне избежал этой злой участи и автор "Малого народа" академик Шафаревич, его другу Александру Исааковичу Солженицыну тоже не удалось в итоге не родить ни одного ребенка, который бы не был галахическим евреем и не прожить "50 лет вместе" с женой-еврейкой.

А чего стоят только два злобных антисемита-философа, Карл Маркс и Отто Венингер?
По крайней мере первый стал в итоге одним из основоположников движения, жертвами которого стали десятки, а может, и сотни миллионов людей..
И чего стоит сам "основатель" антисемитизма Вильгельм Марр - один из учителей Гитлера, сын еврея-выкреста, основавший в Берлине первое антисемитское политическое объединение — «Лигу антисемитов», издававший соответствующий журнал, а также выпустивший книгу "Победы германства над еврейством".



На всякий случай, подчеркну: речь у меня идет не о христианах, а о выкрестах, а это две большие разницы (констатирую как агностик). Последних не принимали ни старые свои, ни новые, оттого им часто не оставалось ничего другого, чем радикализироваться и уходить в революцию, да и сами причины смены религии были частенько шкурнические (к которым я не отношу такие также весьма распространенные причины, как невозможность для некрещенного еврея поступить в российский вуз, жениться на христианке, а про несчастных мальчиков-кантонистов я уж и вовсе не говорю; какое-нибудь идейное христианство, как, например, у Шестова - тоже нечто другое), хотя стремление вырваться за пределы черты оседлости, в города из местечек, все больше напоминавших паровой котел, где можно было только прозябать в полной нищете, вполне понятно и объяснимо.

Вот откуда взялись несколько известных еврейских политических убийц.

Во-первых, это тот же Дмитрий Богров - агент, провокатор и стукач охранки, который, убивая Столыпина, совершенно четко выполнял волю жандармского начальства и, почти наверняка, самого Николая II, для которого Столыпин был костью в горле, вот, к примеру, что пишет на эту тему Википедия - про то, как Николай, моментально повесив Богрова, когда его не успели толком даже допросить, легко отмазал и помиловал всех остальных участников этого фарса:

"В отличие от крайне быстрых, по тогдашним меркам, судопроизводства и казни Богрова, расследование в отношении замешанных должностных лиц велось медленно и окончилось практически ничем. В январе 1913 года сенаторская ревизия (комиссия) под руководством М. И. Трусевича подготовила обвинительный акт, однако дело в отношении Курлова, Веригина и Спиридовича было прекращено по указанию Николая II, а срок заключения подполковника Кулябко был сокращен царём с 16 месяцев до четырёх[10]. "

К тому же революционеру-бомбисту, даже если он стукач, никто никогда не дал бы билета в один из первых рядов недалеко от Столыпина. Уж за этим в те годы ох как следили!

Во-вторых, это Пинхас Рутенберг, убивший попа Гапона, даже если это было не его решение, а он всего лишь выполнял волю Азефа и Савинкова, и позже сильно раскаивался. К тому же это был единственный из трех моих примеров, кто потом вернулся в иудаизм.

Ну, а третий - это, конечно, любимый персонаж всех антисемитов-монархистов Яков Юровский, сын сосланного в Сибирь вора, ставшего там старьевщиком или стекольщиком, который всей семьей перешел в Германии в лютеранство. Один этот факт показывает, насколько смехотворны попытки представить убийство царя в качестве ритуального еврейского убийства. Я уж не говорю о том, что решение об этом убийстве принял Ленин, а исполняли это решение, помимо Юровского, русские люди - Григорий Никулин, Михаил Медведев, Павел Медведев, Петр Ермаков, Иван Кабанов, С. Ваганов, В. Нетребин, а также латыш Я. Цельмс и венгр А. Вергази. Нескольких человек, включая царевича и царевну, убить из пистолетов не удалось - их добивал штыком Петр Ермаков. Подписал решение Уралоблсовета о расстреле Николая II и его семьи председатель исполкома Уральского областного Совета Александр Георгиевич Белобородов.
Сам же лютеранин Юровский подчинялся не только Белобородову, но и шефу местного ЧК, также русскому человеку Федору Лукоянову.
Надо иметь большую фантазию, чтобы соорудить из этого ритуальное убийство.

Не говорю я и о том, как это убийство, о котором коротко написали в газетах, было воспринято русским обществом тогда - это было даже не равнодушие, а злобная радость и злорадство.
Как свидетельствовал А. Ф. Керенский, когда он, министр юстиции Временного правительства, всего лишь через 5 дней после отречения царя поднялся на трибуну Московского Совета, то был осыпан градом выкриков с мест с требованием казнить Николая II. Он писал в своих воспоминаниях: «Смертная казнь Николая Второго и отправка его семьи из Александровского дворца в Петропавловскую крепость или Кронштадт — вот яростные, иногда исступлённые требования сотен всяческих делегаций, депутаций и резолюций, являвшихся и предъявлявших их Временному правительству…».

Не было никаких волнений или возмущений и по поводу расстрела царя, не говоря уж о демонстрациях. Худший из всех Романовых, садист, болван, неумеха и аморальный тип, с остервенением стрелявший ворон и воробьев и ни капли не щадивший русских солдат, который окончательно, что называется, достал всех, включая всех своих генералов, которые, собственно, и свергли его в результате генеральского путча во главе с начальником генштаба генералом Алексеевым в феврале 1917-го.

Николай оказался не нужен ни своим друзьям-черносотенцам, которые в массовом порядке подались в большевики, ибо трусливая мародерская мразота всегда покупается теми, у кого есть деньги и власть (даже их вождь Пуришкевич таинственным образом сумел договориться с Лениным и Дзержинским и преспокойно свалить в Ростов), ни даже казакам из его собственной охраны, которые его бросили. Про господ офицеров я уж и не говорю. Белая армия никогда даже не выдвигала лозунга возвращения монархии под его руководством, прекрасно понимая, насколько эта идея не популярна ни в одной прослойке российского общества. Страстной любовью попы и хоругвеносцы воспылали к нему только через 70 лет после его убийства.

Я совершенно согласен с Невзоровым: если во времена революции и была хоть одна НЕ безвинная жертва, то это, несомненно, был как раз Николай Кровавый, почетный член черносотенных банд, устроитель погромов, Ходынки и "кровавого воскресенья", а также Первой мировой войны, которую он не только устроил, но и бездарнейшим образом просрал, как и Русско-японскую войну. Вероятно, второго столь позорного дебила на русском троне больше никогда и не было, хотя кровавых упырей и даже сумасшедших было немало..

И если бы это действительно было еврейское убийство, то у евреев были бы все основания прикончить этого подонка. Дело даже не в погромах и не в его черносотенных друзьях, куда интересней устроенный им в начале Первой мировой настоящий еврейский геноцид, предшественник Холокоста, абсолютно необоснованные массовые депортации евреев из всех приграничных мест, расстрелы, повешения и взятия в заложники. Любой еврей, вышедший за околицу посмотреть на проходящие войска, хватался как "германский шпион" и его вешали на месте без суда и следствия, а в доме его безнаказанно мародерствовала солдатня, имевшая право изнасиловать его дочь и жену. "Великий" генерал Брусилов, автор единственной за всю войну успешной для России военной операции - "брусиловского прорыва", позже перешедший к красным, спокойно предлагал сидящих у него в застенках евреев и цыган для опытов. Кстати, эти репрессии перекинулись и на немцев-протестантов, от которых он, в частности, очистил столицу, пафосно переименованную в Петроград, и их лишь чудом не успели депортировать в Сибирь. Ведь не надо забывать, что сам Николай был немцем (ну, или немцем-датчанином) на 127/128, т.е. более чем на 99%, жена его также была немкой, а германский кайзер был его кузеном.


Императоры Николай II и Вильгельм II

Так что ни взятие и убийства заложников, ни массовые депортации, ни бессудные расстрелы не начались при большевиках - все это "с успехом" практиковал уже царь-садист и живодер.

Все это очень хорошо показано, например, в книге Михаила Хейфеца "Цареубийство в 1918 году", особенно в главе 17 "Евреи, немцы и судьбы революции в России". Очень рекомендую.

И еще пару слов об участии Николая II в убийстве Столыпина. Убивать близких вообще было очень в духе традиции Романовых и Рюриковичей. Еще покойный папашка Николая, алкоголик Александр III, вполне себе был в курсе заговора против его отца Александра II, достаточно почитать Радзинского. Полиция шла по следам бомбистов, но ничего не предпринимала, арестовала Желябова, но оставила на свободе всю остальную шайку. В это время шла жестокая "война Зимнего и Аничкиного дворцов". Уже не очень молодой наследник не просто хотел править: он был до глубины души возмущен и либеральной политикой своего отца, и его поведением: тот, после смерти жены, хотел жениться на многолетней любовнице, Екатерине Долгоруковой.


Екатерина Долгорукова. Собственная зарисовка императора Александра II.

Еще при жизни царицы Александр II поселил ее в Зимнем дворце вместе с 4 их общими детьми, и этот факт был всем известен и ни от кого не скрывался. Александр II подарил ей 3 миллиона рублей, его наследник вышвырнул ее за границу вместе с детьми.

То же самое касалось и многих других Романовых. Дедушка и тезка Александра II если и не приказал напрямую убить своего отца Павла, то это в любом случае произошло с его ведома, его бабка Екатерина убила своего мужа Петра III и наследника престола Иоанна Антоновича.

Петр I насмерть запытал своего сына Алексея и расправился со своей сестрой Софьей, в свою очередь пытавшейся его убить... Все это совершенно не клеится в созданную нынче в России благостную картинку милостивого царствования Романовых, даже если сменили их другие упыри, еще в тысячу раз хуже.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 359 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →