парадоксаф друхъ (lussien) wrote,
парадоксаф друхъ
lussien

Categories:

О царях и судьях (краткий ликбез для не знающих еврейскую историю и моя интепретация).

Сразу прошу верующих простить мне легкую иронию (местами и очень легкую!), это не издевательство, а стиль...

Те, кто обвиняет Багац в попытках узурпации власти, забывает, что в истории Израиля была Эпоха судей, власти у которых было куда больше, чем у нынешних верховных судей, и длилась эта эпоха чуть ли не полтысячелетия, минимум 400 лет после смерти Иисуса Навина, другими словами, первые 400 лет существования еврейского «государства», почти сразу после 40 лет блуждания по пустыне и выдавливания из себя раба.

Да, это было смутное время беспредела и непрерывных межплеменных войн, отягощенное еще и войнами с филистимлянами, амаликетянами и прочей честной компанией, когда еврейский народ распался на 12 племен. В этих межплеменных войнах (резня колен Ефрема и Вениамина) погибла минимум шестая часть тех, кто вышел из Египта, сам народ вследствие внешних и внутренних войн сократился вскоре на треть, с 600 до 400 тыс.

Сами судьи (шофтим) были временами теми еще судьями, порой не гнушавшимися криминала, убийств, мздоимств и блуда, довольно пестрой компашкой (некоторые трактуют этот факт как начало практики разделения властей), как, собственно, и сами евреи того времени, совмещавшие монотеистов с идолопоклонниками и земледельцев с кочевниками. Среди судей попадались и такие мощные пророки, как пророк Самуил, последний из судей, и даже женщины, как выдающаяся военачальница и пророчица Дебора (Двора), и криминальные авторитеты, как сын блудницы и атаман разбойничьей шайки Иеффай, который был настолько крутым, что израильский народ, истомившийся под разорительным игом аммонитян, обратился к нему с мольбой о помощи, и он стал во главе собравшегося ополчения и наголову разбил врага, пожертвовав при этом своей единственной дочерью. В общем, судьи репрезентативно представляли все слои израильского общества.



Еще более крутым чуваком, чем Иеффай, был судья Самсон (Шимшон),


Фредерик Лейтон. «Самсон».

человек огромной физической силы, почти как Горбатый, который мог походя порвать пасть хамасовскому льву в окрестностях Газы, выколоть ему моргалы, обломать рога и откусить нос.



Я, правда, не совсем уверен, жили ли когда-нибудь львы в окрестностях Газы, пусть меня поправит кто-нибудь знающий, хотя если авторы Танаха это утверждают, то, скорее всего, так оно и было, иначе откуда им было знать о существовании этого зверя, передачи в "Мире животных" еще не было, а символы Четвероевангелия Орел, Телец и Лев вовсе не были придуманы ни Борисом Гребенщиковым, ни даже Анри Волохонским, автором слов песни «Город Золотой», а описывались еще пророком Иезекилем в одноименной ему Книге перед Б-жьим престолом, причем телец вызывал у евреев неприятные ассоциации с Золотым тельцом, и они просили заменить его на какую-нибудь другую зверюшку.

Самсон был сколь силен, столь же и странен, филистимляне для него превратились в настоящую идею-фикс. Можно сказать, что он одновременно был филистимлянофилом и филистимлянофобом, как многие филосемиты одновременно являются и антисемитами, т.к. оба этих феномена, несмотря на кажущуюся противоположность, являются близкородственными.

Филистимляне и впрямь страшно гнобили евреев и в особенности колено Дан, из которого происходил Самсон, и к тому времени 40 лет вообще сидели у евреев на шее в виде ига, грабили, убивали, мародерствовали. Самсон решил покончить с этим и начал почему-то с того, что женился на идолопоклоннице филистимлянке, хоть папа с мамой строго-настрого запрещали ему это. И поскольку его молодая жена нагло обманула его, выпытав у него ответ на загадку, которую он загадал гостям на свадьбе, то пришлось ему добывать 30 пар одежды, чтобы рассчитаться за проигрыш, для этого ему пришлось голыми руками убить для затравки 30 филистимлян, содрать с них одежку и рассчитаться за нечестно выигранный другими филистимлянами спор. В общем, товарищей убивай, но проспоренное возвращай! Спор платежом красен, а коллатеральные жертвы не в счетмиг

Однако подлый филистимский тесть ждать Самсона не стал и отдал его молодую жену другому, еще во время справления свадьбы с Самсоном, как это часто бывает, причем отдал ее даже другу Самсона. Ну, чтоб два раза за свадьбу не платить.
Помните, как там у Зощенко:
"– Докушайте, - говорю, - гражданка. Заплачено.
А дама не двигается. И конфузится докушивать.
А тут какой-то дядя ввязался.
– Давай, - говорит, - я докушаю.
И докушал, сволочь. За мои-то деньги."

Вот тут Самсон осерчал уже не по-детски, "и началися его подвиги напрасные, с баб-ягами никчемушная борьба".

Интересна его первая же месть палестинскому филистимскому народу: это было точное предвосхищение операции Хамаса «Огненные шары», которыми Хамас недавно сжег сотни гектаров израильских полей, причем в тех же самых краях!! Самсон поймал триста лисиц, привязывал к их хвостам горящие факелы и отправлял их на филистимлянские поля, напрочь сжигая весь урожай !

Филистимляне вошли в такое офигение, что пришли к дому его тестя и сами заживо сожгли этого тестя вместе с его переходящей, как красное знамя, дочерью и ее новым мужем. Но Самсона это ничуть не умиротворило, далее он начал в одиночку терроризировать все население Ашкелона, как Карлос Шакал, но при этом будучи судьей...

Тогда филистимляне перешли к своему любимому делу – геноциду евреев, которые тоже сильно обозлились на Самсона. Тот стал убивать филистимлян ослиной челюстью, и убил ею тыщу человек, потом сорвал голыми руками ворота в Газу и отнес их аж к Хеврону, и сделал еще много чего, прежде чем либидо взяло свое, и он снова женился, причем опять на филистимлянке, на сей раз на обкорнавшей его стерве Далиле. Без волос он лишился своей силы, и тут "филистёры" выкололи моргала уже ему самому.

Кончилось это все – вы помните, как: Самсон снес в Газе главный дворец вдребезги пополам, а в дворце том было 3000 человек, включая всех главных авторитетов и хамасовских паханов. "В общем, все умерли" (с)
Погибать – так с музыкой!


Ван Дейк. Самсон и Далила.

Позднее этот подвиг повторил Ариэль Шарон, который снес в Газе целый квартал, чтобы прикончить хамасовского пахана Салаха Шехаду, главу военного крыла Хамаса, которого Эхуд Барак за 2 года до этого бесплатно выпустил на волю ни за хрен собачий, в качестве подарка Арафату. Причем наказал за то же самое – за сотни нападений на евреев и около 500 убийств.


С. Шехада

Рассказ о Самсоне и его ослиной челюсти, которой можно завалить тыщу человек, а она все как новенькая, свидетельствует о том, что евреи тогда, как и сейчас, были склонны к некоторым преувеличениям. Однако есть в этом рассказе и вполне интересные для историка детали. Получается, что еврей мог вот так запросто пойти в логово филистимлян, в Ашкелон или Газу, жениться там на местной девице, закатить пир на весь мир и загадывать гостям загадки. Чтобы загадывать загадки, нужно хорошо понимать друг друга, т.е. говорить на одном языке...

Кстати, о филистимлянах, воинственном народе, долгое время гнобившем евреев, периодически даже подчинявшем их себе на десятилетия. Жили они на юго-западе нынешнего Израиля – в Ашкелоне, Ашдоде и Газе, пока не были уведены Навуходоносором в Ассирию, в плен, из которого они уже не вернулись. Остатки филистимлян, все еще живших в районе Ашкелона, были частично истреблены, частично ассимилированы Александром Македонским (полностью разрушившим филистимский город Газа), в среде своих кровных собратьев эллинов. Собственно говоря, филистимляне, пришельцы в стране Ханаанской, были выходцами из Крита и, судя по исследованиям их генетического материала, южноевропейцами, смешанными с теми же евреями и ханаанцами, то бишь, скорее всего, древними эллинами. На графике PCA филистимляне из IA1 находятся между современными киприотами и современными западными евреями, с предками которых перемешивались. Царь Давид, юношей из пращи убивший филистимлянина Голиафа, был его троюродным братом, а библейская праведница Руфь была их общей прабабкой.

Как известно, римляне, произведя этническую чистку Эрец Исраэль и сделав его юденрайн, в насмешку прозвали эту землю Палестиной, в честь народа, который по большей части исчез оттуда еще за 700 лет до этой этнической чистки; пять бывших филистимлянских городов (филистимлянами не основанных, а захваченных, за исключением одного, Экрона, хотя насчет его основания ими тоже сомнительно) были окончательно захвачены евреями, Хасмонеями, еще лет за 300 до этого.

Римский фейк был продолжен и развит через почти 2000 лет фейком КГБ, который в одночасье из арабов, населявших Иудею и Самарию, большинство из которых были сравнительно недавними пришельцами (а меньшинство – чуть более давними), сварганил первый в мире фейковый народ, созданный в кабинетной тиши, то бишь т.н. «палестинцев», хотя в тех палестинах не сыщешь почти никаких географических пунктов, созданных арабами или носящих арабские имена; европейские и американские антисемиты с радостью поддержали эту игру, и землям, на которых проживают эти фейковые «палестинцы», дали еще более нелепое название «Западный берег реки Иордан». Берег мелкого ручья 40-километровой ширины – это все равно что Россию обозвать «западным берегом Клязьмы» или Яузы, пусть даже "южным побережьем Северного Ледовитого океана"; фейк для самых тупых, заслуживающий премии Дарвина.


Реальный западный берег реки Иордан.

Разумеется, эту игру поддержал многолетний агент КГБ с агентурной кличкой «Кротов», он же Махмуд Аббас, который многократно заявлял (по методу Остапа Бендера «Я - сын турецко-подданного и, следовательно, потомок янычаров»), что раз подведомственные ему арабы – "палестинцы", то, следовательно, они потомки филистямлян, хотя всем известно, что арабы как народ появились лишь в 7-м веке нашей эры, через 12 веков после исчезновения филистимлян, причем появились в совершенно ином месте, в Аравии.

Но я веду к другому: исторические филистимляне никогда не жили ни в Иудее, ни в Самарии, так что даже теоретически не могут претендовать на них, ни они, ни их самозванные потомки, дети лейтенанта Шмидта Кротова и египтянина Арафата, тоже выкормыша спецслужб, КГБ, Штази и Секуритати, не говоря уж о том, что генетические исследования полностью отвергают возможность такого родства. Вообще это довольно смешно: древним евреям принадлежали территории современных Сирии, Иордании и временами Ливана, но вот города Ашдод и Ашкелон, которых у них никто не оспаривает, бОльшую часть их истории им как раз не принадлежали.

.........................................................................

Последним из судей, как я уже сказал, был Самуил (Шмуэль), весьма авторитарный и малоприятный тип, но в то же время не готовый взять на себя управление боевыми действиями, хотя в начале своего правления он так воодушевлял израильтян своими призывами, что они таки свергли многолетнее филистимское иго. При его предшественнике, судье Илии, евреи дошли до ручки, позволили филистимлянам свистнуть у них самое дорогое, что у них было, - Ковчег завета вместе со скинией! Причем профукали ее как раз сыновья Илии, убитые во время этой операции.

А там, кстати, хранилось много чего полезного.
Моисей, как настоящий еврей, сложил туда – не пропадать же добру! – и разбитые им Скрижали Завета с десятью заповедями, из которых вышло все мировое право, и их новый экземпляр, данный ему Всевышним взамен. Рядом со скрижалями лежал сосуд с манной, посох Аарона, свиток Торы, написанный Моисеем, елей помазания и множество других ценных вещей, включая золотые дары филистимлян (т.е. выкуп). Точнее говоря, эти дары появились там потом, после того, как филистимлян нагнули и они сами притаранили скинию и Ковчег завета обратно, т.к. сверху им за такое святотатство и беспредельщину было устроено множество несчастий.

Второй раз Ковчег завета пропал перед разрушением Первого храма Навуходоносором. Причем пропал он с концами, как Янтарная комната. Скорее всего сами евреи заныкали его в очень надежное место, не то под краеугольный камень, не то в какой-то пещере на горе Нево, не то вообще где-то в Египте на Ниле, в Эфиопии или в Вавилоне. Заныкали очень надежно, да так, что потом сами так и не нашли, в итоге во Втором храме ни Ковчега, ни скрижалей уже не было. Теперь вся надежда на археологов или на Мессию.

В общем, народ под игом филистимлян и амаликетян был доведен до такого батхёрта, что решительно потребовал себе царя, как у других народов, а типичная для евреев парламентская демократия с федерализмом перестали его удовлетворять. Самуил, как Биби, поднял благосостояние, но совершенно не мог и не хотел бороться с врагами, тем более, что был уже очень стар. Самуил пытался возражать, что, дескать, граждане, где царь, там и деспотия, вы отгребёте полный беспредел, но народ не хотел ничего слышать (и таки был прав, несмотря на то, что Всевышний, по словам общавшегося с ним напрямую Самуила, был против этого «эксперимента», который, тем не менее, сразу же дал весьма позитивные результаты). И тогда Самуил нашел им царя в лице Саула (Шауля), сына Кисова, из самого-пресамого слабого и малочисленного колена Вениамина, и к тому же – на тот момент! - робкого и застенчивого парня...


Джеймс Тиссо. «Самуил встречает Саула».

Как рассказывает мидраш, когда мужчины из колена Вениамина отправились похищать девушек из Шило (поскольку в их племени не хватало невест), Саул оказался слишком робок, чтобы схватить одну из плясавших в виноградниках девиц, и она сама побежала за ним, т.к. он был слишком застенчивым. В результате он позже в гневе обзывал своего старшего сына Ионафана «сыном этой дерзкой женщины» или что-то вроде этого. И даже когда проходили выборы царя, якобы путем жребия (хотя Самуил отобрал его заранее, но видимость выборности соблюдали уже тогда, задолго до Путина!), Саул спрятался в обозе и только потом наконец показался народу.
Народ, увидев его, пришел в неописуемый восторг, потому что у Саула был такой же представительный вид, как у генерала Ганца, и даже более, он был выше всех на голову и чертовски красив.


Эрнст Юсефсон. Саул

Но самое главное – для Самуила – он был послушен, управляем, внушаем и зомбируем, так что Самуил по-прежнему оставался серым кардиналом, как Путин за спиной номинального президента Медведева. Самуил написал первую "Конституцию" для Саула – список его прав и обязанностей – и положил этот свиток в скинию. Соорудили и кое-какие символы монаршей власти (копье, венец и браслет).

Правда, в реальности Саул совсем не был Медведевым, у него действительно была масса достоинств. Во-первых, он был прекрасным военачальником и очень смелым и мужественным воином. Во-вторых, он создал единое Израильское царство, которое через пару-тройку царей после него развалилось на две части ввиду омерзительного раздолбайства преемников, и он первым создал регулярную армию. Не пытаясь при этом разрушить существовашую тогда некую племенную «федерацию» и заменить ее централизованным административным аппаратом, он знал, для чего его выбрали (для консолидации государства и защиты от внешних врагов) и не отступал от этих целей. Первым делом перебил аммонитян, которые постоянно нападали на евреев и выкалывали глаза всем пленникам.

Раз в месяц, в новолуние, Саул собирал свою дружину под священным тамариском в своей родной Гиве (которая не была столицей), держал перед ней отчет и советовался с ней, это была, наверно, первая разновидность кнессета. При этом сам он, согласно Танаху, стал неугодным Всевышнему (хотя это, разумеется, трактовка верховного жреца духовной власти Самуила).

Ну, а в-третьих, по тогдашним меркам он был на удивление скромным и порядочным человеком, который совершенно не брал взяток (мзды), отказывался от почестей и славословий и даже продолжал сам обрабатывать собственное поле в мирное время, при этом был очень одаренным и часто совершал великодушные поступки. Он долго отказывался становиться царем, Самуилу пришлось его уговаривать. Кроме того, он был единственным не-многоженцем среди всех израильских царей; Ахиноамь, что догнала его в винограднике, так и осталась его единственной женой, вдобавок, правда, была еще одна наложница, Рицпа, тоже родившая ему двух сыновей, но по тогдашним меркам это было очень скромненько.

Правда, скромность и робость имеют обратную сторону. Люди, скрывающие свои эмоции и загоняющие их вовнутрь, живут опасно. В итоге характер Саула стал портиться, у него началась не то тяжелая депрессия, не то маниакально-депрессивный психоз (звучит хуже, чем депрессия, но на самом деле это более легкое заболевание). Начались приступы черной меланхолии и вспышки ярости, во время которых он, к примеру, угрожал убить своего первенца, тоже выдающегося полководца Ионафана, и однажды он даже чуть не исполнил свою угрозу (тот совершил легкое богохульство), насилу его отговорили. Ионафан, кстати, был еще более замечательным человеком, чем Саул. Об этом говорит, к примеру, один тот факт, что Давид стал его лучшим другом, хотя, по идее, он должен был его ненавидеть, ведь царская «корона», по логике вещей, должна была перейти к старшему сыну царя, а никак не к его зятю Давиду.

Однако Самуил к тому времени определил в наследники именно Давида, да еще предсказал Саулу, что у него не останется наследства, несмотря на его семерых детей, что практически и сбылось, хотя от Ионафана все же остался больной сын и внуки, а судьба еще одного сына Саула неизвестна. Случилось это потому, что авторитет старого Самуила был подорван, когда Саул а) провел ритуал жертвоприношений, не дождавшись Самуила, т.к. войско начало разбегаться перед ожидаемым набегом филистимлян, и б) отказался выполнить приказ Самуила полностью истребить амаликетян (в результате взбешенный Самуил самолично отрубил голову пленному царю амаликетян Агагу, которому Саул даровал жизнь).

Самуил в каком-то смысле «отлучил от церкви» своего помазанника, и тот это остро переживал. Остаток своей жизни он прожил «без Бога»..

Саул был человеком суеверным и полностью послушным Самуилу, впадение в немилость к нему и эта «жизнь без Бога» окончательно разрушили его психику, хотя после этого он и правил еще несколько лет (всего же – по-видимому, около 19, хотя есть много разных версий на этот счет, начиная от 3 лет и кончая 40).
Если сравнивать Саула с его более поздним прототипом Иваном Грозным, который тоже начинал за здравие, а кончал за упокой, тоже метался и страдал душевной болезнью (есть и другие аналогии), то тот со сравнительно спокойной душой отправил Малюту Скуратова задушить осуждавшего его митрополита Филлипа, и вряд ли сильно мучался из-за этого..

Что касается Самуила, то у него было двое собственных сыновей, Иоэль и Авия, которых он, состарившись, поставил судьями над Израилем, и они судили в Беер-Шеве (I Сам. 8:2; ср. I Хр. 6:18). Возможно, Самуил намеревался сделать их своими наследниками, что было бы характерным для царской власти; однако вследствие их взяточничества и нарушений правосудия старейшины Израиля обратились к Самуилу с жалобой и попросили поставить над ними другого царя, чтобы «он судил нас, как у прочих народов». Вполне вероятно, что это было главным источником обиды для Самуила и ревности к успехам Саула..

Приступы депрессии, ярости и черной меланхолии Саула удавалось снимать только Давиду, который был не только белокурым красавцем-юношей и победителем Голиафа, но еще писал прекрасные стихи (псалмы) и великолепно играл на киноре, то бишь на гуслях или арфе, говоря по-русски и по-гречески.


Эрнст Йозефсон. Давид и Саул.

Душа моя мрачна

Душа моя мрачна. Скорей, певец, скорей!
Вот арфа золотая:
Пускай персты твои, промчавшися по ней,
Пробудят в струнах звуки рая.
И если не навек надежды рок унёс,
Они в груди моей проснутся,
И если есть в очах застывших капля слёз —
Они растают и прольются.

Пусть будет песнь твоя дика. — Как мой венец,
Мне тягостны веселья звуки!
Я говорю тебе: я слёз хочу, певец,
Иль разорвётся грудь от муки.
Страданьями была упитана она,
Томилась долго и безмолвно;
И грозный час настал — теперь она полна,
Как кубок смерти, яда полный.

Джордж Байрон, перевод Лермонтова


Юлиус Кронберг. Давид играет Саулу на арфе.


Рембрандт. Саул слушает пение Давида.

Он даже отдал за Давида свою младшую, бесплодную дочь (хотя обещал старшую), но потом и Давид стал жертвой его подозрительности и тяжелого характера. Такое происходит практически с любым царем, правящим слишком долго. Однажды Саул в приступе ярости со всей дури метнул в Давида копье и лишь чудом не попал.


Константин Хансен. Саул бросает копье в Давида.

Потом Давид и вовсе стал персоной нон-грата и вынужден был прятаться от Саула; при этом он пару раз имел возможность его убить, но не сделал этого. Так, Саул однажды зашел в пещеру справить нужду, канализации еще не было. Давид, сидевший в пещере, вместо того, чтобы убить его, лишь отрезал кусок его плаща, который предъявил ему позже, и тогда Саул испытал муки совести и раскаяние и просил прощения. Давид всегда был ему симпатичен, даже когда он его преследовал.


Давид отрезает кусок плаща Саула

Интересный психологический феномен: Давид испытывал перед Саулом такой же священный трепет, какой сам Саул испытывал перед Самуилом (говорят, Сталин так же любил Ленина, а Путин – продолжает любить Ельцина, хотя это спорно). Сам Саул даже после смерти Самуила проводил что-то вроде спиритических сеансов с Аэндорской волшебницей (женой его дяди и матерью его кузена и министра обороны Авенира), вызывавшей дух Самуила.


Аэндорская волшебница вызывает тень пророка Самуила


Николай Ге. Саул вызывает тень Самуила.

Он поверил Самуилу, что Б-г его оставил. Вызванный им дух Самуила предрек ему погибель. И эта погибель действительно состоялась: филистимляне, которых он много раз с блеском бил, нанесли ему и всему Израилю чудовищное поражение у горы Гильбоа, трое его сыновей, включая Ионафана, были убиты, а сам Саул был ранен стрелами филистимских лучников, в результате чего, проигрывая битву, совершил харакири с помощью меча.


Гора Гильбоа в Изреельской долине, к западу от реки Иордан.
Кстати, судья Дебора сидела как раз на этой горе, где под пальмой принимала посетителей.


Жан Фуке. Битва у горы Гильбоа


Питер Брегель. Самоубийство Саула

В Талмуде сказано, что во время «спиритического сеанса» тень Самуила сказала Саулу, что он может спастись, если убежит. А если согласится с приговором Всевышнего, то окажется в раю, рядом с Самуилом. Саул выбрал второе, зная, что он умрет... «В этот час Господь сказал ангелам: «Посмотрите на героя, которого я создал», говорит мидраш Левиткус Рабба. Всевышний простил своего первого царя, первый блин отнюдь не стал комом...

Народ Израиля опять попал в полную зависимость от филистимлян. Голову Саула филистимляне отрезали и с радостью возили по всем своим городам, демонстрируя ее как реликвию и устраивая вокруг нее пляски радости, а обезглавленное тело вывесили на крепостную стену в виде украшения. Следующим царем Израиля на два года стал четвертый сын Саула Иевосфей (точнее говоря, Иевосфей был царем 11 колен, а царем 12-го, Иудиного, стал Давид). Поставил его на это место главный военачальник и кузен Саула Авенир. Через два года (когда Авенир, тоже перешедший на сторону Давида, т.к. Иевосфей не отдавал ему в жены наложницу Саула Рицпу, был уже убит - не по приказу Давида) Иевосфей был убит собственным военачальником, также перебежавшим к Давиду, Давид не оценил этого предательства и казнил перебежчика. Он также долго оплакивал смерть Саула и Ионафана, и не отдал филистимлянам малолетнего сына Ионафана, позже он отдал этому сыну все поля Саула и кормил его за своим столом. Хотя начинал он свое царствование в качестве вассала Анхуса (Ахиша), царя Гефа, одного из пяти филистимских городов. Правда, уже вскоре он победил филистимлян и сам сделал Геф своим вассалом.

Взаимоотношения этой троицы – Самуила, Саула и Давида – имхо настолько интересны и психологически многогранны, что я поражаюсь отсутствию многочисленных романов и пьес на эту тему. Прежде всего интересен Саул, очень неканоническая для духовных книг личность, мятущаяся, страдающая и крайне противоречивая, с приступами ревности и подозрительности, мистик с беспокойной душой, на которого музыка оказывала волшебное воздействие.

«Откуда это раздвоение личности, — спрашивает раввин А. Штейнзальц, — с одной стороны, храбрый, здравомыслящий предводитель, делавший всё для блага народа, а с другой — человек, одолеваемый страхами и сомнениями и преследовавший своего верного соратника столь диким образом, что это может быть объяснено лишь состоянием, близким к умопомешательству? Был ли Шауль жалким созданием, мучимым неконтролируемыми приступами паранойи? Прежде всего, Шауль был человеком, в котором чувства преобладали над разумом. (…) Импульсивная эмоциональность и недостаток способности адекватно мыслить и трезво оценивать свои действия характеризовали личность Шауля и определяли его поведение.
Но при всех своих недостатках, странностях и приступах Саул оставался человеком, которому были свойственны благородство и подлинная искренность, человеком, до конца сохранявшим прямодушие и простоту. Он был цельной натурой и не страдал сложными комплексами (в отличие от многих других невропатов)».

Через тысячу лет после него родился другой Саул, то бишь Савл, который стал Павлом и изобрел христианство, имеющее куда бОльшее отношение к Савлу, чем к реальному Иисусу.

Так вот закончилась Эпоха судей...

Что касается того, с чего я начал, то бишь с Багаца. Компашка это, конечно, мерзкая, слов нет.
Но если б израильтянам было, с чем сравнивать, они поняли бы, что когда две банды дипстейта мочат друг друга, то это далеко не худший вариант! Куда хуже, когда всё везде схвачено у одной банды...

Для сравнения – наш ручной «Конституционный суд». Судьи назначаются Меркельшей и ее клевретами. Новым председателем она назначила свою верную портянку Штефана Харбата, члена правления ХДС, про которого даже «Хандельсблатт» пишет, что он – лоббист, жулик и вор. Несколько организаций подали протесты против этого назначения, но Конституционный суд отметает их без рассмотрения.

Простите уж, что опять перескочил на любимую тему.
А впрочем, тема все та же: судьям и их кукловодам надо подрезать хвосты..

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 213 comments