парадоксаф друхъ (lussien) wrote,
парадоксаф друхъ
lussien

Мюнхен 1970-1972. "Черный сентябрь", Аббас, Арафат, немецкие левые и их роль в олимпийском Мюнхене.




"Черный сентябрь"

Если кто помнит пьесу Брехта "Добрый человек из Сезуана", героиней ее является добрая девушка, которую боги награждают за ее доброту. Однако одной добротой не проживешь, поэтому чтобы решить вопросики, девушке приходится время от времени, причем все чаще, наряжаться в своего выдуманного злого брата, который решал вопросы по-плохому. Это вообще излюбленный метод политиков, игра в доброго и злого следователей (тут можно вспомнить Горбачева и Лигачева, Путина и Медведева и много, много кого еще). Вдоволь наигрался в эту игру и Ясер Арафат, причем не только в 90-е и 00-е, когда он для Запада корчил из себя миротворца, одновременно руководя палестинским террором, но и в 70-е, когда по настоянию КГБ и Секуритате впервые принялся исполнять роль миротворца и исполнителя чаяний. Роль злого брата досталась при этом "Черному сентябрю" под руководством Али Хасана Саламеха, полностью подчинявшегося Арафату; сам "Черный сентябрь" был боевым подразделением Фатаха и еще до Олимпиады занимался в Германии террором.

Название "Черный сентябрь", как известно, не имеет никакого отношения к Израилю, а связано с сентябрем 1970 года, когда базировавшийся тогда в Иордании Арафат вместе со своим Фатахом устроил путч против короля Хуссейна. Путч этот был Хуссейном жестоко подавлен: более 20 тысяч "палестинцев" были убиты войсками короля, десятки тысяч ранены. Эти цифры намного превышают все жертвы арабов и "палестинцев" во всех их войнах и конфликтах с Израилем за все времена, однако Вы не услышите про них от арабов ни одного слова: согласно принципам фитны, арабы, гибнущие от рук других арабов, не в счет, громко оплакивать надо только тех, кто погиб от руки евреев или американцев; причем Запад усердно поддерживает эту лицемерную игру.

После провала путча Арафат со своими недобитками уполз в Ливан, откуда его выкурили еще через 12 лет. Тогда же в Каире состоялось заседание Лиги арабских государств под управлением Героя Советского Союза и большого поклонника Гитлера президента Насера, на нем Арафат истерически орал на короля Хуссейна. Насера от этих воплей хватила кондрашка и он натурально дал дуба уже на следующий день; вместо него к власти в Египте пришел Садат, который Арафата не жаловал.



Все руководство "Черного сентября", непосредственно осуществлявшего операцию, состояло из членов НФОП и ФАТХ, контролировавшихся Лубянкой. Что касается самого "Черного сентября", вскоре прекратившего свое существование, чтобы замести следы, то стоить вспомнить, как члены этой организации - несомненно по заданию "скромной" конторы напротив "Детского мира" на улице Лубянке - появились в квартире академика Сахарова и терроризировали там его и его жену. В самой ФРГ тот же "Черный сентябрь" в том же 1972 году еще до Олимпиады совершил еще один теракт, тоже уже позабытый, взорвав завод электронного оборудования в Гамбурге, поставлявший продукцию в Израиль, а также убил пять живших в Германии иорданцев и через месяц после Олимпиады захватил самолет "Люфтганзы", летевший из Дамаска в Мюнхен. Ради освобождения 20 заложников власти Германии и выпустили трех выживших террористов.

Через 3 месяца после мюнхенской Олимпиады террористы "Черного сентября" пытались убить в Ватикане премьер-министра Израиля Голду Меир, планируя сбить ее идущий на посадку самолет советскими зенитными ракетами из нескольких ПЗРК «Стрела» - также советского производства. В ходе операции были арестованы 5 террористов «Черного сентября», израильтяне потеряли трех человек убитыми и одного раненым.


Роль Аббаса и Арафата

Ни для кого не секрет, что нынешний президент Палестинской автономии, выпускник Университета Дружбы народов им. Лумумбы, где обучались также Карлос Шакал, и множество других террористов, является тщательно выпестованной креатурой Старой площади и Лубянки.



Диссертацию на тему «Секретная связь между нацизмом и сионизмом», в которой он фактически отрицал Холокост, Махмуд Аббас писал в Институте востоковедения Академии наук СССР, директором которого был Евгений Примаков, "арабист в штатском", старый чекист. Как минимум, через него у Аббаса был прямой выход на КГБ.


Аббас и Хания

О том, что Аббас был финансистом кровавой драмы в Мюнхене, говорили уже давно, но окончательно прояснилась эта деталь его биографии после публикации в 1999 году мемуаров его друга Абу Дауда “Палестина: из Иерусалима в Мюнхен”. В ней же Абу Дауд пишет, что «мюнхенская операция получила одобрение у Арафата» и что Арафат напутствовал группу отправившихся на задание террористов словами «Храни вас аллах!».



Позднее, в августе 2002 г., в интервью Дону Егеру из журнала “Sports Illustrated Magazine” Абу-Дауд повторил свое утверждение, что Абу-Мазен обеспечивал финансирование смертоносного нападения на израильских спортсменов. Характерно, что Аббас ничуть не обиделся на разоблачения друга, он-то хорошо знает, что такими "мелочами" не проймешь не то что русских, европейцев и американцев, но даже и израильтян, продолжающих как ни в чем не бывало пожимать ему руку, называть партнером по мирному процессу, а некоторые, как президент Перес, даже называют его своим другом. Как говорится, с такими друзьями никакие враги не нужны.

Когда Абу Дауд скончался в Сирии 2 года назад, Аббас направил его родственникам письмо с соболезнованиями, еще раз показав, что он нисколько не сердится из-за разоблачений, которые ему ничего, кроме популярности в арабском мире, не принесли.

Про роль Арафата частично уже сказано выше. К этому можно лишь добавить, что Арафат был тем человеком, который получил от мюнхенской резни максимальную пользу. Во-первых, ему впервые удалось по-настоящему запугать немцев, во-вторых, он купил себе статус "миротворца", а в-третьих, укрепил свою глобальную систему рэкета европейских авиакомпаний.




Вовлеченность немецких левых

Помимо описанных выше и в предыдущих статьях фактов участия в терроре против израильтян таких групп немецких левых, как RAF, "Тупамарос" и "Зюдфронт", а также Социалистического студенческого союза, имевшего тесные связи с палестинскими лидерами Франги и Эль-Хинди, речь может идти, например, о Вильфриде Бёзе,



бывшем франкфуртском студенте социологического факультета, снабжавшего лидеров RAF оружием и взрывчаткой, а после их ареста основавшего во Франкфурте вместе с Йошкой Фишером и Гансом-Йоахимом Кляйном "Революционные ячейки", сотрудничавшие с ООП, НФОП и Карлосом Шакалом. "Революционные ячейки" участвовали в таких громких операциях, как захват нефтяных министров стран ОПЕК в Вене в 1975 году и похищение самолета "Эйр Франс", в 1976 году летевшего из Парижа в Тель-Авив и попавшего в Энтеббе, к угандийскому диктатору-людоеду Иди Амину (за обеими операциями, помимо Каддафи, стоял все тот же гебист Вади Хаддад по кличке "Националист"). Вильфрид Бёзе и его любовница Бригитте Кульман были теми самыми немцами, заставившими мир содрогнуться, когда они отделяли еврейских пассажиров самолета от нееврейских, которые были отпущены, то бишь это был первый случай селекции евреев со стороны немцев после Холокоста. Немца с говорящей фамилией ничуть не смутило, когда несколько бывших узников лагерей смерти показали ему в самолете свои вытатуированные лагерные номера. В переводе с немецкого "Бёзе" означает "зло", а, как утверждает латинская поговорка, "nomen est omen", "имя есть предзнаменование". Людям с лагерными номерами Бёзе сказал, что он не нацист, а всего лишь идеалист. Так 80 израильтян и 22 прочих еврея были оставлены в заложниках, а остальные отпущены и улетели домой другим рейсом.



Как известно, захват самолета с заложниками завершился фантастической по сложности и дерзости операцией Моссада и спецназа Генштаба ЦАХАЛа Сайерет Маткаль под руководством старшего брата Биби Йонатана Нетаниягу, завершившейся освобождением заложников и гибелью Йонатана Нетаниягу. Вильфрид Бёзе и его подружка были застрелены. Раздосадованный диктатор Уганды Иди Амин приказал застрелить оставшуюся в угандийской больнице 75-летнюю израильскую заложницу Дору Блох и заступившихся за нее угандийских врачей и медсестер, а вслед за ними по его приказу были расстреляны еще и сотни находившихся в Уганде кенийцев, поскольку Кения посмела оказать Израилю помощь при освобождении заложников. Никакого осуждения Иди Амина со стороны Европы и ООН, само собой, не последовало. Зато сразу после освобождения 100 из 103 заложников в Европе, в том числе и в Германии, началась дискуссия на тему "Как смели израильтяне нарушить суверенитет другой страны". Начал эту дискуссию генсек ООН с безупречным нацистским прошлым ("характер твердый, нордический...") и агентурно-гебистским настоящим австриец Курт Вальдхайм, грозно осудивший "нарушение Израилем суверенитета Уганды"(!). Никого не интересовало даже то, что президентом "суверенной Уганды" и соорганизатором преступления был диктатор-людоед, большой друг советского народа, с головы до ног увешанный купленными на рынках наградами и время от времени в самом прямом смысле закусывавший собственными министрами и женами, хранивший у себя в холодильнике головы врагов и убивший полмиллиона жителей своей страны (причем не менее двух тысяч - собственными руками). И по сей день ООН смело стоит на страже суверенитета всяческих людоедов...



Причина, по которой я описываю здесь биографию Безе, друга и соратника Йошки Фишера, заключается в том, что он был одним из тех леваков, которые встречались с Абу-Даудом незадолго до Олимпиады, знали о предстоящем захвате израильских олимпийцев и, очевидно, оказали помощь "Черному сентябрю" (иначе зачем бы стал Абу Дауд уже во время Олимпиады тратить время на поездку во Франкфурт и встречу с ними?).

Что касается лидеров RAF, которых требовал выпустить "Черный сентябрь", то их за несколько месяцев до того пойманные и посаженные лидеры об акции своих ближайших соратников по их освобождению заранее знать не могли, но всю эту кровавую баню горячо приветствовали. В частности, Ульрике Майнхоф, называвшая городскую герилью (т.е. партизанский террор) "высшей формой марксизма-ленинизма", писала тогда в своем дневнике:

"Акция "Черного сентября" в Мюнхене сделала наглядной сущность империалистического господства и антиимпериалистической борьбы как еще ни одна акция до нее в Западной Германии. Эта акция была глубоко пролетарской акцией, объединившей в себе все моменты революционной борьбы, как этого еще не бывало в Германии со времен убийства Розы Люксембург и Карла Либкнехта. Она была одновременно антиимпериалистической, антифашистской, интернационалистической. Она отразила чувствительность к историческим и политическим взаимосвязям - в Западной Германии, бывшей нацистской Германии, а ныне центре империализма, как это никогда не удавалось ни одной мелкобуржуазной акции".


"Геноссен из "Черного сентября" перенесли их собственный черный сентябрь 1970, когда иорданская армия казнила свыше 20 тысяч палестинцев, туда, где этот план предварительно замышлялся, - в Западную Германию, бывшую нацистскую Германию, а ныне центр мирового империализма.

Брандт, Геншер, Мерк, Шрайбер, Фогель, Дауме, Брэндейдж и все прочие маски империализма ни секунды не думали о том, чтобы поддержать требования революционеров выпустить заключенных. Еще до того, как Голда Меир была поставлена в известность и приняла свое решение, они уже думали только о том, как лучше устроить резню революционеров - с помощью газа, спецназовцев или снайперов. Все отсрочки ультиматума, которых они достигли с помощью лжи, служили им лишь для того, чтобы выиграть время для резни. У них была только одна цель - ни в чем не уступить фашизму Моше Даяна, этого израильского Гиммлера".


Напрасно ты будешь искать логику в этом наборе марксистско-ленинской белиберды, дорогой читатель. Ее там просто нет. Да простят меня читатели за неакадемические выражения, но до сих пор овеянная романтическими мифами в левой среде Германии коммунистка Ульрике Майнхоф, главный и единственный идеолог RAF, была просто набитой дурой, стоит лишь немного почитать ее "произведения", чтобы в этом убедиться.



RAF по поводу этих событий выпустил целый меморандум, написанный той же Майнхоф, где акция "Черного сентября" также называется антифашистской и пламенно приветствуется.

Что касается Ульрике Майнхоф, то ее вскоре после этих событий из изолятора переместили в одну камеру с подружкой Баадера Гудрун Энсслин; в течение дня вся верхушка РАФ по многу часов проводила вместе в просторном помещении с террасой и изводила тюремщиков постоянными оскорблениями. Перегрызлась она и между собой: Баадер, Распе и Энсслин затравили Майнхоф и через 2,5 года после Мюнхена она повесилась в своей камере на полотенцах. Разумеется, теми же Баадером и Энсслин тут же был сочинен миф, что Майнхоф была убита врагами пролетариата. Сами они, впрочем, к пролетариату не относились и вообще никогда нигде не работали. Единственное, что умел в своей жизни Андреас Баадер, - это драться и угонять автомобили. Он был молодым недалеким и самоуверенным психопатом, не терпящим возражений и мордовавшим, а потом и убивавшим всякого, кто смел ему перечить (в частности, он собирался убить и убил бы любовника Майнхоф Петера Хомана, также члена RAF, если бы тот не сумел улизнуть от него дважды в последний момент). Больше всего на свете Баадер обожал угонять шикарные лимузины и гонять на них на скорости ветра. Никаких других знаний и умений, кроме способностей драчуна и угонщика, у него не было и в помине. По характеру Баадер настолько напоминал идущего по трупам гангстера из американских боевиков, что тяжело понять, почему значительная часть тогдашней немецкой молодежи могла видеть в нем своего вождя и кумира; научить этот "учитель" ничему не мог, поскольку сам ни в чем не разбирался. Ну, да это и не удивительно: за 30 лет до Баадера кумиром большой части немецкой молодежи был, как известно, один бесноватый ефрейтор с манерами параноика и омерзительным лающим фальцетом.
Гудрун Энслин, дочка пастора, была влюблена в Баадера, как кошка, боготворила его и бросила ради него мужа и маленького ребенка.

В отличие от этой сладкой парочки, третий лидер RAF - Ульрике Майнхоф - была постарше и гораздо известней. Известность себе она снискала разоблачениями в левом и антисемитском журнале "Конкрет". Разоблачения эти были в духе идеологии ГДР, что и неудивительно: журнал финансировался Штази, а сама Майнхоф, как и ее муж, главный редактор этого журнала Релль, были членами хонеккеровской СЕПГ, причем Майнхоф - до конца жизни. Как писал по этому Генрик Бродер, Релль постоянно называл Израиль "искусственным образованием, созданным на напопрошаенные деньги", тогда как сам он постоянно возил из ГДР напопрошаенные у коммунистов марки, чтобы поддерживать на плаву настоящее "искусственное образование" - свой собственный журнал, пьянствовать и вести шикарный и расточительный образ жизни.

До определенного времени Майнхоф была лишь симпатизанткой RAF, уйти в подполье ей пришлось после организованного ею освобождения Баадера из тюрьмы в 1970 году, во время которого были тяжело ранены двое полицейских.



Вот еще пара цитат из опусов Майнхоф:

"Реформистские левые нацелены на то, чтобы избегать конфликтов, для чего они заняты темами устаревших конфликтов".

(декабрь 1971 г., по поводу падения Вилли Брандта на колени в Освенциме)

"Антисемитизм был по своей сути антикапиталистическим. К сожалению, мы не можем мобилизовать его в нашей революционной борьбе без того, чтобы отмазать немецкий народ от [преступлений] фашизма, который ничего не знал о том, что творится в концлагерях".

(декабрь 1972 г., по поводу процесса над тогдашним лидером РАФ, а ныне сидящим в тюрьме идеологом НДПГ, нацистом и зоологическим антисемитом Хорстом Малером).


Майнхоф и Баадер объявлены в розыск

Другими словами, Холокост был так же плох, как и война, его окончившая, но он был антикапиталистическим, хотя и совершенным одиночками, а потому немецкий народ в нем не виноват. Вот такая каша была в голове у идеолога РАФ, до сих пор почему-то считающейся великой антифашисткой. Кстати, согласно хорошо знавшей Майнхоф Ютте Дитфурт, в отличие от мифа, ее родители, как и воспитывавшая ее позже Ренате Римек, вполне разделяли нацистскую идеологию. Последняя даже была верной ученицей нацистского идеолога и оберштурмбанфюрера СС Йоханна фон Леера.

Помимо лидеров RAF, террористы потребовали выпустить из израильской тюрьмы и боевика японской Красной Армии Козо Окамото. 30 мая 1972 года три японца устроили кровавый теракт в аэропорту Лода (ныне аэропорт им. Бен-Гуриона): они из автоматов палили в толпу и бросали гранаты. Тогда было убито 26 человек и около 70 ранено. Из трех японцев выжил только Окамото; второго террориста случайно застрелил Окамото, а третий взорвался от собственной гранаты. Теракт был организован совместно японской Красной Армией и направлявшимся из КГБ марксистским НФОП. Послал террористов на дело все тот же Хаддад, агент КГБ по кличке "Националист".


Роль Голды Меир

"Если есть какие-либо материальные проявления шизофрении, то именно это и произошло в тот вечер", - так охарактеризовала события тогдашний премьер-министр Израиля Голда Меир. Тогда она сидела с министрами и помощниками в своем доме в Иерусалиме и ждала сообщений об операции по спасению израильских заложников, которая проводилась на военном аэродроме Фюрстенфельдбрюк.

Немецкие чиновники в оправдание своего провала поспешили свалить всю вину именно на нее, поскольку она отказалась выпускать палестинских террористов. При этом охотно "забывается", что Германия также не собиралась выпускать Баадера и Майнхоф, фамилии которых стояли в первых строках списка тех, кого палестинцы требовали выпустить.

Апропо: честь и хвала "Железной леди" Голде Меир, не пошедшей на поводу у террористов, а вместо этого впоследствии с помощью Моссада ликвидировавшей почти всех, кто был причастен к этому злодеянию. Без размазывания соплей и показного "гуманизма", за который расплачиваются потом новые жертвы. Нынешнее израильское правительство, как и множество предшествующих, в такой ситуации наверняка с радостной готовностью повыпускало бы из тюрем всю нечисть, которую только могло бы там там найти! Обратим особое внимание на "обменный курс": за почти всю изральскую олимпийскую команду палестинцы требовали выпустить (не считая лидеров РАФ и японца Окамото) "всего-навсего" 232 палестинца. И они выпущены не были! За одного Шалита Нетаниягу выпустил 1027 террористов (что нашло потом отражение в народном творчестве: "1 килограмм = 1000 грамм, 1 килобайт = 1024 байта, 1 еврей = 1027 арабов"). А перед этим только за трупы убитых Хизбаллой солдат Гольдвасера и Регева Ольмерт выпустил 5 живых террористов, включая законченного изверга-детоубийцу Кунтара, и отдал 190 тел мертвых террористов. Почему же "обменный курс" за это время вырос почти в 50 раз и не в пользу евреев? Надо думать, потому, что среди их лидеров больше не оказалось непрогибаемых "мужиков с яйцами", каким в лучшем смысле этого слова была Голда Меир.



"Евреи одиноки в этом мире, - пророчески заметила она на встрече с парнями из Моссада, - так было всегда... Поэтому защищать себя они должны сами. Хочу, чтобы вы знали: я приняла решение о начале возмездия. Это мое решение и всю ответственность я беру на себя... Готовьте своих парней!"


Парни, как известно, не подвели. Ни в тот раз, ни во все остальные. Подвели и подводят Израиль политики, которые не верят в своих парней и действуют все трусливей и трусливей.


В заключительных главах серии речь пойдет:
- о чудовищных провалах немецких властей и силовиков в Мюнхене-72 – провалов, за которые никто не понес ни малейшего наказания;
- о том, почему немецкие власти не задействовали имеющийся у них и ожидавший лишь приказа спецназ НАТО;
- почему немецкие полицейские самовольно бежали с поля боя;
- кто же убил на самом деле большинство израильских олимпийцев и почему немецкие медики не спасли штангиста Давида Бергера;
- какими мотивами руководствовались Брандт и Геншер;
- почему виновники самого чудовищного теракта в истории Германии не были привлечены к суду;
- а также о том, какое влияние оказали юридические и политические последствия мюнхенской бойни на образование Еврабии, немецко-израильские и немецко-арабские отношения и взлет Арафата.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 26 comments