парадоксаф друхъ (lussien) wrote,
парадоксаф друхъ
lussien

Category:

Пара спонтанных мыслей о христианских мифах

1. Миф о кротости и доброте Христа


Все, кто читал евангелия, знают о том, что Иисус был всем иным, чем невинным агнцем. Он был авторитарным, обидчивым, себялюбивым и требовал покорности и любви к самому себе превыше любых истинных добродетелей (ибо в христианстве, в отличие от иудаизма, спасается тот, кто верит в Христа, а не тот, кто совершает добрые дела, напротив, необходимость каяться подразумевает необходимость грешить). У него были частые вспышки ярости, например, когда он изгонял торговцев из Храма (хотя на самом деле он изгонял их не из Храма, а со двора возле Храма). К слову, по этим меркам нынешних Гундяевых с их роллексами стоило бы четвертовать.

И высказывания Иисуса не похожи на слова кроткого агнца, не правда ли:

Порождения ехиднины! как вы можете говорить доброе, будучи злы? Ибо от избытка сердца говорят уста.
(Мф. 12:34)

В третий раз словосочетание встречается в 23 главе Евангелия от Матфея, в которой Иисус Христос обличает книжников и фарисеев.

Змии, порождения ехиднины! как убежите вы от осуждения в геенну?


"Предаст же брат брата на смерть, и отец - сына; и восстанут дети на родителей, и умертвят их; и будете ненавидимы всеми за имя Мое; претерпевший же до конца спасется.

Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч,
ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее.


И враги человеку - домашние его.

Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня.


(от Матфея, 10)

Как говорила жена Пастернака, "мои дети больше всего любят Сталина, а после него - меня".


  1. Миф о том, что Иисус был послан Богом-отцом спасти весь мир.


Концепция эта родилась гораздо позже самого Иисуса. Исторический Иисус по всей видимости считал себя всего лишь реформатором иудаизма, каковых в его времена было немало, включая его учителя Иоанна Крестителя, и не считал себя ни богом, ни божьим сыном, ни даже пророком. Богом его вообще назвали лишь спустя столетия.

Однако после его его смерти в среде его адептов, первохристиан, произошел раскол между эллинистами (в основном евреями, говорившими на койне, т.е. по-гречески), и евреями, говорившими на арамейском и не желавшими отходить от иудаизма.

Для того, чтобы стать понятными "язычникам", первохристианам пришлось объявить его не просто святым, пророком и мучеником, но именно богом, ибо у язычников были боги в человеческом обличье, но не было никаких пророков и святых. Тем более, что к тому времени уже стало понятно, что евреи в массе не пошли за ними и надо начинать работать на другую публику. Сама концепция "богочеловека" - это довольно позорная, на мой взгляд, отрыжка язычества и отход от иудейского монотеизма.

Поэтому
христианство стало облегченно-экспортным вариантом иудаизма, без кашрута, без трансцендентного Бога в себе, с обмыванием вместо обрезания и т.д., в общем, эдаким "иудаизмом для чайников", подходящим для мирного миссионирования, настолько гениально простой и универсальной для всех народов и всех слоев общества концепцией, что она широко шагает по планете до сих пор, невзирая на множество нелепостей и несуразностей и на то, что к фигуре исторического Иисуса, никогда не называвшего себя ни богом, ни сыном бога и не помышлявшем ни о чем, выходящем за рамки легкой реформации иудаизма, не имеет прямого отношения.

Иудаизм вообще не имеет никакой миссионерской направленности, наоборот, гиюр - сложная процедура, пройти которую может не каждый. И сам Иисус, которого превратили в Христа через столетия в евангельских сказках, вовсе не собирался никого миссионировать, об этом прямо сказано в евангелии от Матфея: "Я послан только к погибшим овцам дома Израилева". И все. Его секта - секта назареев (которую попы никогда так не называют по целому ряду идеологических причин) продолжала существовать после его распятия много лет в Иерусалиме под руководством его брата и тоже не собиралась никого миссионировать.
В то же время возникшее параллельно христианство, созданное гонителем Иисуса Павлом, не имело отношения к назареям и очень малое к Иисусу и в основном спекулировало на понятном любому неграмотному простолюдину мифе о его распятии и воскресении.


  1. О непорочном зачатии.


Хорошо известно, что этот миф возник в результате путаницы в переводах: как у Исайи, с пророчества которого и заварилась вся эта каша, так, очевидно, и у Матфея, цитировавшего Исайю, стоит еврейское слово «альма», обозначающее молодую женщину достигшую половой зрелости и готовую к замужеству (ср. Быт 24:43; Исх 2:8 и др.). Однако в греческом оригинале Евангелия от Матфея, как и в Септуагинте, употреблено не слово «νεανις» (девушка или молодая женщина), как перевели еврейское слово альма Аквила, Симмах и Феодотион, а слово «παρθενος» (девственница), которое соответствует еврейскому «б’тула». Споры по поводу этого слова не утихают и по сей день: одни говорят, что еврейский текст был сознательно искажен евреями после распространения христианства, другие — что слово «альма» (девушка) никак не исключает слова «б’тула» (девственница), третьи утверждают, что Евангелие от Матфея приводит ошибочную версию стиха Исайи, основанную на неправильном переводе с библейского иврита.

Доктрина «непорочного зачатия» появилась не раньше II в. н. э. Это можно проследить по источникам, например, более ранним: «…о Сыне Своем, Который родился от семени Давидова по плоти…» (к Римлянам 1:3), «Иаков родил Иосифа; Иосиф, которому обручена была дева Мария, родил Иисуса, называемого Христом». (Матфей 1:18, Синайско-Сирийская рукопись — Lewis A.S. The Old Syriac Gospels, London, 1910), и более позднему: «Иаков родил Иосифа, мужа Марии, от Которой родился Иисус, называемый Христос». (Матфей 1:18, канон).

А чтобы мало не показалось, где-то не раньше 5-го столетия нашей эры вдобавок к мифу о непорочном зачатии Иисуса был изобретен еще и миф о непорочном зачатии девы Марии. Святость так святость, чего экономить?




    4. Миф о возвышенной бестелесности первохристиан.


Первохристиане — секта назареев во главе с Иисусом Назареем (который происходил из Назарета, т. е. из Галилеи, рождение в Вифлееме было ему приписано гораздо позднее для того, чтобы соответствовать предсказанию пророка Михея о приходе Мошиаха из Вифлеема, города Давида, чьим прямым потомком якобы был Иисус, точно так же, как и сюжет о 30 сребрениках появился позднее из предсказания ветхозаветного пророка Захарии) — не возникли на пустом месте. Предшественником и учителем Иисуса был Иоанн Креститель, недостатка в других таких же самозванных «пророках» и «мессиях» в то время не было.

Но больше всего назареи походили на ессеев, секту, возникшую в среде жрецов иерусалимского Второго храма лет за 150-200 до рождения Иисуса. Ессеи проповедовали воздержание (причем от половой жизни - полное, так что с таким целибатом большого будущего у них быть не могло), культ труда, отсутствие денег и торговли, жизнь не по лжи, обличали зло и т.д. Но это были именно "еврейские" евреи, в то время как большинство первохристиан было евреями-эллинистами, говорившими на койне.

Ессеи не собирались миссионировать другие народы, и в этом смысле они были абсолютно еврейской сектой. Но с одной из главных заповедей иудаизма - "Плодитесь и размножайтесь!" - они, разумеется, не имели ничего общего и тут налицо было явное противоречие. Однако секты такого направления регулярно возникают внутри чуть ли не всех религий и конфессий, в этом плане ессеи скорее были универсальны. Почему они возникают вопрос интересный, возможно, это были тогдашние латентные гомосексуалисты, педофилы и прочие нетрадиционалы, пытавшиеся вытеснить таким способом свои пороки. Изначальное христианство само по себе очень плохо относится к полу и половым утехам, а поповско-монашеская среда издавно кишмя кишит нетрадиционалами.

К примеру, апостол Иоанн Богослов никогда не был женат, но почти всю жизнь провел вместе со своим учеником Прохором (а потом еще и с другим учеником, Игнатием). В Эфесе Иоанн с Прохором работали банщиками в мужской бане. Очень красноречивая деталька. Потом в этой бане погиб юноша, якобы по их вине (развратили и покончил с собой? Сразу вспоминается Чайковский). Естественно, Иоанн его воскресил, как иначе ?

Сам Иоанн был любимым учеником Христа. Когда Христа распяли, ему было 16 лет. В общем, восьмиклассник. Когда познакомились, ему было лет 13. Сейчас бы Иисусу вменили совращение малолетних.
Но реально обвинением скорее всего была бы организация «преступной группировки» по борьбе с римскими захватчиками. Несколько апостолов в евангелиях именуются зелотами. А зелоты как раз и были еврейскими партизанами. Что не помешало Булгакову сочинить прямо противоположную чепуху об Иисусе как потенциальном коллаборционисте.

Впрочем, я вовсе не открываю здесь Америку: о латентной содомии христианства и его попытках преодоления пола писал, например, Василий Розанов в «Людях лунного света».


5. Замалчивание брата Иисуса Иакова, епископа Иерусалима.

Как верно сказано в Вики, "Родным братом Иисуса из догматических соображений Иаков обычно не признаётся". Верно, из догматических. Ибо: 1) если признать его роль, то тем самым будет резко преуменьшена роль Павла, Петра, Иоанна и евангелистов, а также универсальность христианства, 2) станет ясно, что секта назареев при Иисусе была чисто иудейской религиозной сектой, что раскол, приведший к созданию новой религии, произошел значительно позже его смерти, 3) придется поставить под сомнение миф о непорочном зачатии.

У Иисуса был не только этот брат, возглавлявший секту назареев еще лет 30 после Иисуса и наверняка самый близкий к нему человек, но и другие братья и сестры (которых Иисус, видимо, терпеть не мог). Мария, очевидно, хорошо дружила со святым духом. Либо придется все же признать, что при рождении этих братьев и сестер Мария все же грешила. Ну, а одноименная подруга Иисуса Мария Магдалина так вообще грешила по-крупному.

Зенон Косидовский о братьях и сестрах Иисуса рассказывает так:

"Мы узнаем, что Иисус был плотником, как и его отец, что у него было четыре младших брата: Иаков, Иосий, Симон и Иуда, а также сестры - не меньше двух, поскольку о них говорится во множественном числе. Женщины у евреев считались низшими существами, и поэтому, должно быть, евангелисты не сочли нужным назвать их имена. Мы знаем лишь, что они жили в Назарете. Сведения о том, что у Иисуса были младшие братья и сестры, в высшей степени невыгодны для церкви, ибо христиане обязаны верить в догму постоянной непорочности Богоматери. Поэтому с незапамятных времен, с момента зарождения культа Девы Марии, церковники искали выход из этого щекотливого положения. Самую древнюю версию, долженствующую спасти догму о непорочности Богоматери, выдвинул анонимный автор апокрифического "Протоевангелия от Иакова", относящегося ко второму веку.

По этой версии, Иаков, Иосий, Симон и Иуда были сыновьями Иосифа от первого брака и приходились Иисусу всего лишь сводными братьями. Этот тезис нетрудно опровергнуть, поскольку он совершенно ничем не подкреплен. Ни в одном каноническом евангелии не сказано, что Иосиф был вдовцом. А "Протоевангелие от Иакова" славится содержащимися в нем безответственными вымыслами. Версия о сводных братьях может быть в лучшем случае охарактеризована как наивная агиографическая новелла. Из "Протоевангелия от Иакова" мы узнаем также, что родителей Марии звали Иоаким и Анна, что они долгое время не имели детей, а потом ангел предсказал им скорое появление на свет дочери. С трех до двенадцати лет Мария - не понятно, по какой причине,- пребывала в Иерусалимском храме, где ее, словно горлицу, кормил ангел. А когда пришло время выдавать ее замуж, священники начали искать ей покровителя среди еврейских вдовцов, "дабы не запятнала она храма божьего". Выбор пал на Иосифа, уже пожилого мужчину. Спустя некоторое время произошло благовещение. Когда обнаружилось, что Мария беременна, ее вместе с Иосифом привели на суд к первосвященнику и оправдали лишь после какого-то непонятного "испытания водой". Далее следует рассказ о рождении святого младенца в Вифлееме.

Но есть и другая версия, которую по сей день отстаивают официально католические библеисты. Согласно ей, "братья Иисуса" были в действительности его двоюродными братьями с материнской стороны. Эту версию выдвинул христианский автор Иероним. В своем полемическом трактате "Против Гельвидия" (387 г.) он заявляет в апологетическом пылу, что "братья" не были ни детьми Марии, ни детьми Иосифа от первого брака. Они были детьми другой Марии, родственницы Богородицы и жены Клеопа. Она упоминается в Евангелии от Иоанна: "При кресте Иисуса стояли матерь его и сестра матери его, Мария Клеопова, и Мария Магдалина" (19:25). В Новом завете три персонажа носят имя Иаков, в том числе один из двенадцати апостолов - Иаков Алфеев, то есть сын Алфея, известного также под греческим именем Клеоп. Именно этого человека церковники отождествляют с Иаковом - "братом господним".

Надо сразу сказать, что Новый завет не дает никаких оснований для такого отождествления. Напротив, в "Деяниях апостолов" есть строки, из которых видно как на ладони, что это были разные люди. Вот что там сказано: "И, придя, взошли в горницу, где и пребывали Петр и Иаков, Иоанн и Андрей, Филипп и Фома, Варфоломей и Матфей, Иаков Алфеев и Симон Зилот, и Иуда, брат Иакова. Все они единодушно пребывали в молитве и молении, с некоторыми женами и Мариею, материю Иисуса и с братьями его" (1:13, 14). У евангелистов также никогда не было сомнений в том, что Иаков, Иосий, Симон и Иуда - родные братья Иисуса. Они называют их всегда рядом с Иосифом и Марией, родителями Иисуса, и никогда рядом с Марией Клеоповой. Вот примеры. "Не плотник ли он, сын Марии, брат Иакова, Иосии, Иуды и Симона? Не здесь ли между нами его сестры?" (Марк, 6:3).

"И пришли к нему матерь и братья его, и не могли подойти к нему по причине народа. И дали знать ему: мать и братья твои стоят вне, желая видеть тебя" (Лука, 8:19, 20). В одном из самых ранних документов христианства, в послании св. Павла к галатам, мы встречаем то же определение. Вот что там сказано: "Потом, спустя три года, ходил я в Иерусалим видеться с Петром и пробыл у него дней пятнадцать. Другого же из апостолов я не видел никого, кроме Иакова, брата господня" (1:18, 19). Называя Иакова, главу Иерусалимской общины, "братом господним", Павел не мог считать его сводным братом или кузеном Иисуса. Он ведь адресовал свое послание в Галатию, единоверцам, жившим далеко от Иерусалима и не разбиравшимся в родственных отношениях в семье Иисуса. Если он написал "брат господень", ничего к этому не добавляя, то ясно, что он представлял галатам Иакова как родного брата Иисуса. Иначе он бы дополнил свою информацию, добавив, например, что матерью Иакова была Мария Клеопова или что Иаков - сын Иосифа от первого брака. Впрочем, в Евангелии от Матфея есть фраза, которая делает, в сущности, беспредметной всю эту аргументацию, ибо она опровергает догму о постоянной непорочности Марии. Вот она: "Встав от сна, Иосиф поступил, как повелел ему ангел господень, и
принял жену свою, и не знал ее. Как наконец она родила сына своего первенца, и он нарек ему имя: Иисус" (1:24, 25). Из этого отрывка неопровержимо явствует, что, по мнению евангелистов, непорочное зачатие произошло лишь однажды, при зачатии Иисуса, а потом Иосиф с Марией жили нормальной супружеской жизнью, и поэтому Иисус был первенцем, а не единственным сыном. В авторитетных кругах библеистов давно уже возобладало мнение, что сказание о благовещении и непорочном зачатии - это типичная легенда, лишенная какой-либо исторической основы. Недаром об этом столь важном для христианской доктрины чудесном событии ни слова не говорят Марк, Иоанн и Павел. Что же касается Матфея и Луки, то идею девственности Марии и непорочного зачатия они позаимствовали, по всей видимости, из Ветхого завета. Матфей указывает нам вдохновивший его источник, а именно пророчество Исаии: "Се, дева во чреве примет и родит сына, и нарекут имя ему: Еммануил" (7:14). По его убеждению, чудесное зачатие и рождение должно было непременно иметь место в жизни Иисуса, дабы сбылось "реченное господом через пророка..." (Матфей. 1:22).

Оказывается, однако, что Матфей пал жертвой переводческой ошибки. Греческое слово "парфенос" действительно значит "девица", но оно не передает всех оттенков древнееврейского слова "алма", употребленного в подлиннике книги пророка Исаии. "Алма" значит и "девица", и "молодая женщина". Иудейские библеисты решительно утверждают, что Исаия имел в виду "молодую женщину" и что понятие непорочного зачатия иудеям совершенно чуждо. В свою очередь христиане, защищая свою доктрину, обвиняли иудеев в искажении мысли пророка".

Источник


6. Миф об Иуде.


Достоверность евангелий вообще недалека от нуля, тем более, что они сильно противоречат друг другу и сильно идеологизированы. Достаточно того факта, как искусно там обойдены вопросы, касающиеся двух личностей - Иуды и Иакова. Про второго я уже сказал выше. Иуда из Кариота, чье имя так удачно совпадает с названием иудейской религии, что позволяет диффамировать евреев как «иуд», на недостаток внимания к себе похвастаться не может. Однако многие ли вдумываются в смысл инкриминируемых ему поступков?

Тут все вроде бы ясно, но то, что ясно, полностью обессмысливает Новый завет.
Почему Ииусус назначил Иуду своим министром финансов и поручил ему казну своей секты? Ведь казну обычно поручают самому надежному товарищу!

Какие могут быть претензии к Иуде, если Иисус заранее задумал принести жертву во имя человечества? Ведь без Иуды не было бы ни Распятия, ни Воскресения, ни Вознесения — ровным счетом ни-че-го! Значит, Иуда исполнял божественную волю и изначально святой, не так ли? Как Пилат и все прочие, к примеру, Петр, трижды предавший своего Учителя еще до того, как прокричали петухи! Тем не менее, этот тройной и чудовищный грех предательства не помешал ему стать первым Римским Папой! К тому же Иуда не только оказался на редкость совестливым, повесившись на осине, но и заплатил за ту роль, которая была уготована ему свыше и в высших целях — воспитания всех последующих поколений христиан и возникновения самого христианства как такого, своей единственной и неповторимой жизнью. т. е. стал марионеткой, которую использовали и тут же выбросили на помойку. Какой тогда вообще смысл во всей этой истории?


7. Миф о том, как евреи распяли Христа.


Собственно, тут и опровергать нечего, все давно ясно, тем не менее именно этот церковный миф стоил жизни миллионам евреев и в конечном итоге привел к Холокосту. Известно, что распятие было чисто римским способом казни, у евреев его не было, что приказ римского префекта (а вовсе не прокуратора) Иудеи Понтия Пилата распять еврейского проповедника исполнили римские солдаты. Ни Пилат, ни марионеточный царь Иудеи Ирод евреями не были, а слово еврейского первосвященника значило для Пилата не больше, чем слово его сапожника или повара. Попытки приписать Пилату моральные рефлексии по поводу решения распять Иисуса также смехотворны, ибо этот префект запомнился своими зверствами, постоянными оскорблениями религиозных верований и обычаев евреев, вызывавшими массовые народные выступления, беспощадно подавлявшиеся римлянами, своими жестокостями и казнями, совершавшимися вообще безо всякого суда.

Позднейшие попытки евангелистов и их интерпретаторов обелить Пилата и переложить вину за распятие Иисуса с него на евреев представляло собой весьма прозрачную попытку первохристиан дистанцироваться от иудеев. И те, и другие в глазах римлян представляли собой врагов и иноверцев, с которыми Нерон и другие римские императоры зверски расправлялись. Христиане же (по лагерному принципу «умри ты сегодня, а я завтра») пытались доказать универсальность и доступность для всех народов своей религии в противовес к закрытой для посторонних религии иудеев. И в какой-то момент им это удалось. И именно с этого момента производство мифов — о святых, их мощах и творимых ими чудесах и т. п. - было поставлено на поток. К примеру, мать римского императора Константина — Елена Равноапостольная (которая отцу Константина приходилась даже не женой, а наложницей, была неграмотной девушкой из простой семьи, до замужества работавшая служанкой в трактире) — в 4-м веке приехала в Иерусалим, провела там раскопки и, разумеется, тут же откопала и «Гроб Господень», и «животворящий крест», на котором было написано «царь иудейский» и который совершенно не сгнил за эти 300 лет, а также целый ряд других реликвий. В итоге мы имеем больше десяти кровавых Крестовых походов только за освобождение этого липового Гроба господня. Ну, и пошло-поехало. Щепочки от того креста хранились потом в 40 тысячах различных церквей по всему миру, очевидно, он оказался неисчерпаем, как атом.

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments